Ада Роговцева: Свидетельство о жизни

thumb-item-523x340-26dd

Творческий вечер Ады Роговцевой пройдет в Киеве уже этой зимой, а пока великая актриса дала спектакль в Харькове.

Актриса Ада Роговцева вышла на харьковскую сцену театра им. Шевченко совсем не так, как восходят на подмостки театральные примы. Ада Николаевна в свои почти 77 лет появилась на подмостках в просторном сарафане из бархата. Актриса обратилась к зрителям с простыми и понятными каждому человеку словами: «Родные мои! Здравствуйте!» И зал взорвался приветственными аплодисментами.

Сцена театра им. Шевченко напомнила Аде Роговцевой времена, связанные с пребыванием в Харькове.

— Тут я работала с Кучинским в спектакле «Вишневий сад», тут я сыграла почти все свои роли, — вспоминает актриса.
Из недр актерской и человеческой памяти на творческом вечере всплывали и курьезы на спектаклях, и простые житейские подробности. Такие, например, как оперирование аппендицита в харьковской клинике. Вот что любопытно: многим жизненным событиям с очевидным знаком минус, актриса ставит неоспоримый плюс. Ее непотопляемый оптимизм — это не мастерски сыгранная и отрежиссированная роль. Просто душа актрисы и человека Ады Роговцевой умеет фильтровать главное и гармоничное, отсеивая мелкое и уродливое.


— Спасибо за то, что вы пришли ко мне, а то я сидела бы совсем одна. Я абсолютно уверена, что в Харькове самая театральная публика в мире! — без лести и со свойственным прямодушием заявила актриса. — Вспомните, как Чехов вложил в уста Аркадиной в пьесе «Чайка»: «Как меня в Харькове принимали, батюшки мои, до сих пор голова кружится!» Заметьте, именно в Харькове.
Успех у Ады Роговцевой в Первой столице действительно головокружительный. Харьков искренне любит актрису. Слова признания, букеты цветов, но главное — биение сердец в унисон, как давних поклонников, так и молодой аудитории.
На творческом вечере Ада Николаевна вспоминала, что спектакль «Варшавская мелодия» был сыгран 670 раз! Действительно, всякому, кто посещал Киев, было необходимо сделать две вещи: посмотреть спектакль «Варшавская мелодия» и купить «Киевский торт». Спектакль держался на сцене почти два десятилетия.
— В любой точке мира всякий оперирующий врач каждый раз проделывает одно и то же. Те же ответственность, материал, сосредоточенность. Так и актер: каждый раз выходит — и ему надо снова играть.
Одна из последних театральных работ Ады Роговцевой — «Варшавская мелодия-2», поставленная специально для актрисы режиссером Игорем Афанасьевым и согласованная с автором драматургом — Леонидом Зориным. Это новая встреча с героиней Роговцевой Геленой через сорок лет. Героине уже 60. В этом спектакле вместе с Адой Роговцевой юную героиню играет ее дочь Екатерина Степанкова, которая окончила Высшие режиссерские курсы у Петра Тодоровского.

thumb-article-419x315-f446

 

Актрисы гораздо более одиноки, чем о них думают

Ада Николаевна с достоинством встречает то время, которое в науке геронтологии принято называть старостью. Но совершенно справедливо заявляет: «Нет, я не старая!» Действительно, невозможно говорить о старости, глядя на красивую женщину с душой, открытой добру и свету. В своих стихах Ада Роговцева проста и искренна:
«На своїм подвір’ї, у селі,
Старість зустрічаю — Бог звелів.
На піску, а підняла садок,
І веселе моренько квіток.
Сонце обціловує мене,
Добрий вітер хати не мине,
І всміхається до мене Божий світ:
Їжачок і вуж, собака й кіт.
Ластівка гніздо спокійно в’є —
Їй моє подвір’я як своє,
Стелять килим трави-спориші, —
Лоскотно і весело душі.
Воду п’ю — колодязну блакить!
Господи! Яке це щастя — жить!»

Свою поэзию Ада Николаевна скромно называет «стишками». На вечере звучала украинская и русская поэзия. Поэтичные строки Лины Костенко на украинском языке сменялись сакральными цветаевскими строками на русском…
Когда уходят самые любимые

Внешняя безмятежность жизни актрисы глубоко обманчива. Многим памятна обложка журнала «Советский экран», где счастливая Ада Роговцева снята с Константином Степанковым — любимым мужем и с двумя детьми — Константином и Екатериной. Теперь из всей счастливой семьи остались только Ада Николаевна и дочь Катя. На творческих вечерах Ада Роговцева цитирует слова из пьесы Кокто «Священные чудовища» о том, что актрисы гораздо более одиноки, чем о них думают. И в этом есть горькая правда. Каждая мать, пережившая своего ребенка, испытывает чувство вины за то, что она жива, а ее ребенок ушел. Сын Ады Николаевны Константин умер 1 июля 2012 года от онкологического заболевания.

— Его забрал Чернобыль, — горько констатирует актриса.

О себе актриса говорит так: «Вспоминать обо мне будут по-разному. Что я сама вспоминаю о себе, прожив 75 лет? Была, по словам родителей, толстым ребенком с ямочками на щеках. Улыбалась круглосуточно. Была не надоедливой, уступчивой. Никогда никто не обидел. А может быть, в силу характера не помню обид. И сейчас не держу зла на обидчиков. Забываю. Облегчает жизнь. До сих пор мороз по коже от воспоминаний, как мыла места общего пользования в нашей коммуналке.

Я брезглива патологически, и превозмочь это отвращение стоило сил. Сейчас, когда в гостинице вижу тележку с моющими средствами, с резиновыми перчатками, думаю: «Вот бы эту роскошь в мое детство…».

Была максималисткой. Рьяно отстаивала справедливость, добро, целомудрие. Но влюбилась в институте в педагога. Он ушел из семьи и оставил маленького ребенка. Это была любовь. Говорят, она всегда права. А чувство вины не оставляло меня всю жизнь. Не люблю разборок, ссор, скандалов и всю жизнь пытаюсь всех унять, умаслить, передурить — только бы было тихо. Сама взрываюсь редко, но, говорят, страшно — зверею. Знаю это в себе, боюсь таких проявлений. Прощения просить не стесняюсь, от других извинений не требую. Старость принимаю трудно — злит фигура и лицо. Хочется, чтобы глаза видели как раньше и зубы кусали что хочется. Это нелепо, но мысли об этом постоянные. Любовь. В детстве любила всех, восхищалась всеми. Костю полюбила, как будто второй раз родилась. Пришло счастье рядом с бедой — Костин туберкулез. Сразу стала очень взрослой. Читая старые свои дневники, вижу, что всегда было мне тревожно. Странно, но не вспоминаю, что была бедна. Огорчалась, что нечего надеть, но как-то по касательной, не зацикливаясь. Есть люди, умеющие носить славу как фрак, как бальное платье. А есть феномены, которые носят ее как ватник или старую поношенную спецовку. Хейфиц называл меня артисткой не для праздников. Легко одалживала, но отдавала в срок. Легко и часто даю взаймы, легко и часто забываю, кто что должен. На земле люблю все: каждую травку, каждый листик, и росу, и изморозь, дождь и снег…

Солнце — моя потребность. Ночей побаиваюсь, темноты не люблю, глубин не люблю: морских, подземных. Только людские. Принимаю и отпускаю людей легко. По умершим тоскую мучительно. Захлебываюсь любовью к детям и внукам. Рожала легко, быстро, не создавая проблем ни себе, ни окружающим. Сын — февраль, дочка — март. С 11 февраля, со дня рождения моего сына, для меня начинается обостренное восприятие жизни. Костик — тюльпаны, Катя — гиацинты. Цветы люблю все на свете. Особенно маленькие кровиночки в траве, крохотные, их и не сорвешь. Очень люблю, чтобы было чисто. В стерильности никогда не жила, но всегда мыла, чистила, мела. Не знаю, сколько у меня чего в доме: белья, посуды… Не потому, что много, а потому что не люблю считать. Ни сколько было ролей в кино, в театре, на радио, ни сколько творческих встреч».

 

Источник

Популярные статьи: