Актриса Виктория Спесивцева: «Тандема с Жолдаком давно нет. Его искусство последних лет я не понимаю»

«Муза Жолдака», «жертва Жолдака». В 90-е ее называли и так, и эдак. Красивая и талантливая Виктория Спесивцева (супруга известного режиссера) безо всяких моих преувеличений была восходящей звездой отечественного театра. Исполняла главные роли в шумных проектах — «Гамлет. Сны», «Кармен», «Не боюсь серого волка» (по мотивам Э.Олби), «Месяц любви» (по мотивам И.Тургенева), недолго играла на сцене франковцев в «Братьях Карамазовых». Ее сценическую манеру отличают пластичность, хрупкость, ранимость. И манкость. И еще внутренняя надломленность. В «Кармен» (многие помнят ее замечательный актерский дуэт с А.Хостикоевым) Вика казалась экзотической «птичкой», попавшей в силки судьбы и норовящей выбраться из плена. Так что театральные перспективы актрисы были обнадеживающими. Однако жизнь подготовила вираж. Лет девять назад она оказалась в Германии, дал трещину ее союз с мужем и режиссером-Пигмалионом (талантливым, но экспансивным). 

И сегодня за границей наша манкая театральная звезда рубежа 2000-х растит детей, обретает новую специальность. И, как оказалось, способна радовать неожиданным возвращением к творческим проектам. В конце февраля на украинские экраны выйдет премьерный фильм «Люби меня» с ее участием (копродукция Украины и Турции). О новой картине, а также о старых ранах — этот наш разговор (посредством интернет-коммуникаций). 

— Естественно, первый вопрос о вашей нынешней жизни в Германии. Возможно, эта жизнь все-таки связана с какими-то театральными проектами или иными творческими начинаниями? И, кстати, насколько ваши дети уже интегрированы в европейский социум? Ведь там они давно обучаются… Разговаривают ли дома на украинском языке или перешли на немецкий? 

— В Германии я живу уже почти девять лет. Полностью перестроилась. Дети — оба — учатся в гимназиях. Дома говорим на украинском.

В Украине бываю редко. Но благодаря Интернету с друзьями и близкими людьми остаюсь в контакте.

Дети и я сама хорошо владеем немецким. Так что интегрированы полностью. Знаете, мне было тяжело первые четыре года, потом привыкла.

Вторая моя профессия — ассистент доктора. И сейчас как раз сдаю последние экзамены.

С удовольствием хожу в немецкие театры, люблю оперу, филармонию, выставки. Но больше — просто как зритель. Здесь драматическим артистам работу найти сложно. Конкуренция огромная. Поскольку немецкий язык для меня неродной, у меня нет никаких амбиций делать себе здесь имя. Нет и иллюзий что-нибудь приличное здесь сыграть. Поэтому я и выбрала медицинскую профессию, где мои человеческие качества могут быть востребованы. Учусь и работаю с большим удовольствием. Воспитываю детей. Им уже почти 15 и 13.

Виктория Спесивцева

— Интересно, Андрей Жолдак находит в своем плотном графике (а сегодня он много ставит и в Европе, и в России) время для встреч с детьми и вами? А дальше даже боюсь спрашивать… Есть ли идеи или планы восстановления вашего прежнего театрального тандема? 

— С моим бывшим мужем тандема давно нет. Его искусство последних десяти лет я не понимаю. И работать с режиссерами его направления у меня нет никакого желания. Поэтому мне противопоказан стиль работы, в котором Андрей Жолдак работает с актерами. Для меня крайне важно, чтобы коллеги любили и уважали меня как профессионала, как человека. Тогда я и отдам все лучшее, что во мне есть.

Я выдерживаю любые нагрузки. У меня крепкое здоровье и сильный независимый характер. Очень многое могу простить или просто забыть. Но чего я не выдерживаю, и что меня полностью ломает изнутри — хамство.

Насиловать мою душу не имеет права никто. Последняя добровольная работа с режиссером Жолдаком — «Місяць кохання» (по пьесе И.Тургенева «Месяц в деревне»). Остальные были через силу. Но, к счастью, их было немного.

Мы живем раздельно, у каждого своя жизнь. Дети, естественно, живут со мной, но с отцом — всегда в контакте. И если Андрей может, то всякий раз проводит время с детьми.

— Какие обстоятельства способствовали тому, что после стольких лет простоя, вы получили сразу главную роль в украино-турецкой картине «Люби меня», в которой играете некую загадочную и любвеобильную даму, меняющую москвича на загадочного турка?.. 

— Все самое интересное в жизни происходит как случайное стечение обстоятельств. Лена Ершова (украинский продюсер фильма) нашла меня через Facebook, где я тоже оказалась случайно. Так мы с ней и познакомились.

Манера Лены общаться с людьми — тепло и спокойно — меня настроила позитивно. Затем я прочла сценарий. И уже через пару недель полетела в Стамбул на пробы и для знакомства с Мариной (Ер Горбач, режиссером фильма).

Сценарий, предложенная роль, партнер, режиссеры — все мне очень понравилось.

Но главное, на что всегда идет артист, — история и роль. В образе Саши я увидела столько скрытой боли и печали, что поняла — это как раз, можно сказать, моя тема.

Были ли другие претендентки на эту роль? Вообще никогда не интересовалась. Хотя, думаю, конечно, были.

— В вашей картине снимались украинцы, русские и турки. Например, замечательная Лена Стефанская — из киевской Русской драмы, Сергей Пускепалис — из МХТ, Усан Чакыр — из Турции… В общем, интернационализм на съемочной площадке…

— От своих партнеров я в полном восторге. Сергей Пускепалис — профессионал с опытом и огромной энергетической силой. Было интересно его увидеть, ведь по роли я его безумно любила.

Конечно, тяжелые условия работы (в нашем случае — февральские морозы и быстрый темп съемок) сближают людей. Тогда и проверяется, кто чего стоит.

Усан Чанкир — молодой талантливый турецкий актер — был всегда мне поддержкой. Мы понимали друг друга с полувзгляда. И меня он чувствовал. И здесь не важно — турок он или китаец. При температуре минус 20 на ночных съемках Усан был настоящим «бойцом». Было место и шуткам, и рассказам о себе, и радости от проделанной работы.

— Виктория, а вы сами строгий критик по отношению к себе? Что было самым трудным в процессе съемок? С чем, возможно, не справились, а что поставили бы себе в зачет? 

— Свою работу я стараюсь не критиковать, для этого есть критики, но я всегда отношусь к себе требовательно.

Конечно, я была приятно удивлена тем, как хорошо выгляжу (и это, не забывайте, после 20 лет совместной жизни с Жолдаком!), что мне есть что сказать, и что камера меня любит.

Огромный комплимент Славе (Святослав Булаковский) — оператору фильма и большой респект его мастерству (это касается всей картины).

Самыми тяжелыми были для меня «температурные сцены». Так как в кино у меня не много опыта, я просила сыграть эпизод настолько, насколько чувствовала.

Я во всем доверяю режиссеру. И если чувствую понимание, то подчиняюсь.

Хотя один раз меня сильно переклинило. Перед сценой, когда Саша последний раз приводит Джемаля домой, оскорбленная и с огромной жалостью к самой себе. Я долго не могла включиться. У нас нарастал с Мариной конфликт. Но это в любой работе — нормальное явление. Мы, конечно же, сняли сцену, и в наших отношениях ничего не поменялось.

А в том, что у Марины, как режиссера — огромное терпение и сила воли, я еще раз убедилась.

Интересно, что в Берлине после показа фильма, мне и Маркете (Маркета Корникова — художник, постановщик фильма) задавали много вопросов, и я опять поразилась, насколько европейцы «другие». Со своими проблемами и больными темами. Фильм им понравился, им все было чрезвычайно интересно.

Были различные вопросы. Одна знакомая немка, например, спросила у моей русской подруги: я так и не поняла, была ли она профессиональной проституткой или нет? Кто эта героиня вообще по профессии? Ее это больше всего интересовало. Были, конечно, вопросы и поумнее: в Украине очень много красивых женщин, и ваша страна становится одной из привлекательнейших целей мирового секс-туризма, почему? Люблю вдумчивых зрителей, но их, как правило, к сожалению, мало.

— Скажите, а какой спектакль из вашего украинского театрального прошлого по-прежнему остается для вас главным, принципиальным и самым репрезентативным? Возможно, какой-то из тех спектаклей изменил или даже сломал вашу жизнь, определил ваше отношение к искусству и к миру? 

— Самый любимый спектакль, конечно, «Кармен». Я бы и сейчас его с удовольствием играла. С этой ролью росла как актриса, и обожаю моих партнеров по спектаклю: они сделали из меня человека.

Очень важными были для меня также чеховские «Три сестры». А еще мой любимый спектакль — «Братья Карамазовы» по роману Федора Достоевского режиссера Юрия Одинокого на сцене франковцев. И мне жаль, что я в нем недолго играла…

— Ваше присутствие в штате театра имени Ивана Франко в свое время многим казалось неестественным. Мол, муза Жолдака, а значит боевая подруга, которая готова идти за ним когда и куда позовет. 

— В труппу театра имени Ивана Франко меня пригласил тогдашний художественный руководитель Сергей Владимирович Данченко. Это было в 1988-м. И я сразу сыграла в его спектакле «Кохання в стилі барокко» по пьесе Ярослава Стельмаха. У нас с Сергеем Владимировичем были весьма теплые отношения. Но предложенную им роль Элизы Дулитл в спектакле «Пигмалион» по пьесе Бернарда Шоу я не смогла репетировать, так как была на третьем месяце беременности.

— Известно, что крестным отцом вашего ребенка стал Богдан Ступка. Но впоследствии с ним был громкий и неэтичный разрыв творческих и человеческих отношений — со стороны вашего супруга… Тогда на камеры было сказано много напрасного и оскорбительного в адрес БС… Время, тем не менее, летит и лечит. И мне интересен ваш личный взгляд — сквозь это время — на ту ситуацию, на личность Богдана Сильвестровича. 

— С Богданом Сильвестровичем Ступкой я знакома с 19 лет. У нас с Андреем бурные отношения только начинались. И Ступка был свидетелем многих ужасных сцен. Я назвала бы его и своим крестным отцом. Он всегда ко мне очень тепло относился.

До сих пор не верю, что Андрей посмел так с ним поступить… И не верю, что Богдана Сильвестровича больше нет…

…Конечно, время лечит. И многое во мне уже переболело. Но я сейчас ясно понимаю, что после случившегося тогда мне нужно было взять вещи и детей и просто уйти от Андрея. Но у нас была семья. Были дети. И я ничего в этом конфликте не могла изменить. Жолдак ведь со многими так поступал, и многие от него впоследствии отвернулись. Я же продержалась еще 10 лет и два месяца, а потом все закончилось навсегда.

Богдан Сильвестрович… Я имела счастье проходить с ним от начала до премьеры весь репетиционный процесс (и не раз). И видеть, как он создает свой новый образ. Большое счастье — играть с ним на одной сцене, гримироваться в одной гримерке, сидеть за одним столом, плакать ему в плечо. Он специально прилетел летом 1999 г. из Москвы (тогда он репетировал спектакль «Старосветская любовь» с Лией Ахеджаковой у режиссера Валерия Фокина), чтобы крестить моего сына Яна. Богдан Сильвестрович, крестный отец, держал его в церкви на руках и наизусть читал Символ веры. У меня тогда текли слезы…

Ступка с нежностью и одновременно со строгостью относился ко мне. Мое поколение артистов выросло на его ролях, мы по двадцать раз смотрели его спектакли — и учились у него.

Теперь наступило другое время. Не знаю, как объяснить… Но это все — не то. Таких мастеров и людей как Ступка больше нет. А перед теми мастерами, которые еще есть, мы должны и обязаны преклоняться.

Виктория Спесивцева

— Ну и, пожалуй, слегка метафоричный последний вопрос. Когда-то вы играли спектакль о снах Гамлета. Интересно, снятся ли вам в Германии сны об Украине? Если да, то каким сюжетом из этих своих снов вы могли бы откровенно поделиться со мной, с читателями? 

— Сны, конечно же, снятся. И очень часто снится сцена театра Франко, где знаешь каждый гвоздь в полу (сегодня покрытие сцены, наверное, уже новое и гвоздей в полу больше нет). Еще снятся артисты, которых любила, спектакли, роли и закулисье.

Но я не люблю вспоминать эти сны. Они заставляют меня страдать.

О фильме. Украино-турецкая картина «Люби меня» режиссера Марины Ер Горбач не так давно была отмечена, как «лучший фильм» в рамках фестиваля FerFilm Festival в Косово. В августе прошлого года премьера этой ленты состоялась в Монреале на международном кинофестивале Le Festival des films du monde. Пресс-релиз трактует канву фильма как «откровенную историю содержанки и молодого турка, которого перед свадьбой привезли в Киев развлечься; история привлекает необычным сочетанием романтической комедии и реалистической драмы». В главных ролях: Виктория Спесивцева, Усан Чакыр, Гувен Кирак, Елена Стефанская, Сергей Пускепалис. Премьера в Украине в феврале. 

Источник

Популярные статьи: