Баррикады и декорации. Новая жизнь театрального Киева

Сегодня в Киеве – революционная эйфория. Так или иначе в политику вовлечены практически все театралы. И каждый сам себе «политтехнолог» либо на персональной странице Фейсбука, либо в театральной курилке, либо на официальной трибуне. Так, например, актер Киевского театра «Сузір’я» Евгений Нищук стал каноническим голосом Майдана, озвучивая все его акции, как и девять лет назад.

Естественно, многие артисты, режиссеры киевских театров днюют и ночуют в пространстве Майдана. Кто у костров, у баррикад, кто в палатках, а кто в наркотической виртуальной плоскости насыщенных майданных событий. Тем не менее, спектакли репертуарных киевских театров – из-за текущей политики и гражданской активности – не отменяются. Пока что ни одной отмены! Кажется, что жизнь идет своим чередом, только вот музы не молчат, а «пушки к бою едут задом» (из Твардовского).

На спектакль через баррикады

В эпицентре общественно-политических метаморфоз – «бермудский треугольник» театрального Киева. Национальный театр имени Ивана Франко, Национальный театр русской драмы имени Леси Украинки и Киевский академический Молодой театр. Просто сей «триптих» ближе всего географически к месту теперь уже исторических событий. В фойе и даже в репетиционных залах артисты запросто услышат уличные лозунги или взрывы петард. Франковцы (театр Богдана Ступки, Царство ему Небесное) в эти дни вообще оказался «на передовой». Захват активистами-революционерами Министерства юстиции (а это здание рядом с театром) повлек за собою строительство нешуточных баррикад: мешки со снегом, мусорные баки, строительная требуха. И вот сквозь эти «декорации» – хочешь не хочешь – вынужденно пробираются артисты и зрители. А что делать? Спектакля никто не отменял.

На одном из заседаний в коллективе, конечно же, раздавались возгласы – все на Майдан, все в горнило революции, театр надо закрывать! Но руководство (в лице директора Михаила Захаревича и нового худрука Станислава Моисеева) пошло сугубо демократическим путем. Постановили: мы живем в свободной стране, поэтому каждый имеет право проявлять свою гражданскую позицию как ему велит совесть, но ходить строем куда бы то ни было (в том числе и на баррикады) – это пережиток советского прошлого. То бишь «каждый право имеет право», как пел Андрей Макаревич.

Неформальный лидер этого главного драмтеатра страны – народный артист Украины Богдан Бенюк – еще и заметный политик. Он один из главных персонажей в партии «Свобода», чья тактика и стратегия пугает Юго-Восток, а Запад восхищает. Но даже Бенюк, судя по всему, понимает, что театр должен ритмично работать, поэтому никаких прямых призывов к «антракту» в театре или размещению в нем бедных продрогших, не всегда сытых революционеров – пока что тоже нет. Один из самых пассионарных революционных персонажей в этом же театре – режиссер Андрей Приходько (ученик Петра Фоменко). Его персональная страничка в социальной сети – это минное поле. Наэлектризованная территория борьбы украинцев за светлое будущее. Человек экспрессивный и эмоциональный, он «живет революцией» денно и нощно. Недавно блестяще поставил современную версию классической «Лесной песни» Леси Украинки (во Львове). А сейчас в Киеве под революционные горны он приступил к постановке «Носорогов» Эжена Ионеско. И явно в носорогах он видит те темные силы, которые топчут светлые чувства сограждан.

Горино горе

В январе в Театре Ивана Франко упали сборы. При 800 местах зал в среднем заполняется наполовину. И даже такие бесспорные кассовые хиты франковцев, как «Кин IV» по пьесе Григория Горина в силу теперешних уличных декораций не достигают заветного аншлагового максимума. Попросту некоторые киевляне ночью боятся ходить… Некоторые боятся встретить так называемых «титушек» (участников боевых действий с восточного региона), а кого-то возможно пугают активные участники – с западного региона…

В городе полно приезжих. Ах если бы это были только вожделенные театралы. Многих везли сюда автобусами – специально, за деньги, за родину, за партию (и они, продрогшие, прячутся от холода в переходах метро). Многие в столицу приехали сами – по зову души и гражданской совести.

В Театре Франко тем временем полным ходом идет подготовка к юбилейному проекту, посвященному 200-летию со дня рождения Тараса Шевченко. Это хореографическая драма по мотиам поэзии Кобзаря, над которой работает худрук Станислав Моисеев. Название спектакля (строчка поэта), в чем-то отражает и нынешнюю драматическую ситуацию – «Така її доля, о Боже мій милий…»

Ада Роговцева на трибуне

Национальный театр русской драмы имени Леси Украинки территориально чуть дальше от эпицентра митингов-взрывов (расположен в районе метро «Театральная»). Творческий бомонд столицы давно идентифицирует этот театр с партией власти («Партией Регионов»), поскольку художественный руководитель театра Михаил Резникович открыто поддерживал Виктора Януковича на выборах. Особенно эта связка стала прочнее, когда лет десять назад (еще в годы оранжевой революции) Резниковича попытались свергнуть с престола, и «Регионы» его тогда сильно поддержали.

А сейчас, в бурные для Украины дни, в Русской драме отыграли уже сотый спектакль «Каменный властелин» («В плену страстей») по произведению Леси Украинки. И несмотря на «непогоду» зал заполнен процентов на 80, что уже рекорд по теперешним временам. Еще один спектакль Резниковича (премьерный) – «Нахлебник» по Ивану Тургеневу – в эти дни тоже собирает зрителей. В каком-то смысле это одна из самых принципиальных постановок нынешнего сезона: тургеневскую «пастель» режиссер сменяет на другие краски, очень резкие. Получается спектакль о жестокости, об унижении маленького человека, о его попытке бунта посреди камарильи людей-функций и людей-оборотней. В какой-то степени именно такая концепция и оказалась актуальной, пришлась ко двору текущим событиям.

Ведущие актеры Театра русской драмы (в отличие от актеров Театра Ивана Франко), не на передовой и не на баррикадах. Их позиция, судя по телеинтервью народной артистки Украины Валерии Заклунной, заключается в сдержанной миролюбивой плоскости: в отказе от конфронтации, в противостоянии возможным сценариям раздела страны.

В свою очередь давняя оппонентка Заклунной – народная артистка Украины Ада Роговцева – находится на Майдане, в гуще событий. Она выступает перед народом с пламенными спичами. Голос Роговцевой резко и тревожно прозвучал в дни, когда милиция посреди ночи захватила нескольких студентов театрального университета имени Карпенко-Карого (в пять утра они возвращались в общежитие и в них увидели мятежников). Актриса призвала немедленно отпустить учащихся, призвала мам и бабушек стать единой живой цепью в защиту детей на Майдане.

«Зал ломился от публики…»

Киевский Молодой театр на улице Прорезной в это же время становится центром притяжения молодых интеллектуалов, студенческой молодежи. Среди зрителей много учащихся Киево-Могилянской академии. Театр выдвинул доктрину: активная работа с молодыми драматургами, активное привлечение молодых режиссеров. И сегодня, несмотря на тревогу в городе, два зала театра заполняются на спектаклях по пьесах Дмитрия Богославского, Оксаны Савченко, Киры Малининой, других наших современников. Среди страстных активистов Майдана – актеры этого театра, среди которых талантливая, красивая и темпераментная Наталья Васько.

Меньше опасений по поводу «не соберем зрителя!» у тех киевских театров, которые вне «бермудского треугольника». Резко подскочили кассовые сборы в Театре драмы и комедии на Левом берегу Днепра (худрук Эдуард Митницкий). Людям ведь все равно нужно отрешение от реальности, переключение на другой «канал» (а не только на тот, который круглосуточно вещает о текущих событиях). Поэтому на Левом берегу полные залы на спектаклях по произведениям Аристофана, Чехова, Достоевского. А ведущая актриса этого театра – Ксения Николаева – по поводу общетеатральной тревоги говорит с оптимизмом:

– На этой неделе я сама трижды была в разных театрах и трижды посчастливилось получить наслаждение. На спектакле «Загадочные вариации» в Молодом театре зал просто ломился о публики. На «Нахлебнике» в Русской драме тоже полно зрителей. И это чудо. В Оперном театре смотрела «Сказку о царе Салтане» – и снова «браво». Так что идите в театр…

Опасные гастроли

Тем временем, когда одни идут в храм, другие боятся ехать в столицу. По причинам «опасности» в Киеве отменен концерт знаменитого певца Гару, участника проекта «Нотрдам де Пари». Отменены гастроли Берлинского балета. Видимо, испугались ехать в Украину из-за митингов и выстрелов участники знаменитого итальянского коллектива Matia Bazar.

В феврале киевские театралы ожидали гастролей Черновицкого драматического театра с их премьерным спектаклем «Земля» по роману Ольги Кобылянской (когда-то, сразу после войны, инсценировкой этого же романа в Черновцах был потрясен выдающийся критик Григорий Бояджиев, но то был другой спектакль и совсем другое время…) Так вот театр с Буковины тоже не едет в столицу с официальной мотивировкой пресс-релиза: «В силу сложившихся обстоятельств». К тому же, как известно, в областных городах под напором демонстрантов дрогнули областные администрации, в том числе и в Черновцах. И сегодня тамошним Народным радам явно не до возвышенного, разобраться бы с земным.

Что дальше? И «с кем» дальше?

Каждый театр и каждый театрал сегодня об этом думает напряженно, мучительно. В данной же ситуации нет и не может быть иного выхода: надо играть! И пусть даже безнадежно следовать давнему завету Немировича-Данченко (сформулированному в годы гражданской войны): художественный термометр сейчас должен показывать только хорошую температуру…

От первого лица

«Пять охранников не спасут нас от толпы…»

Какая у вас обстановка?
Варвара Присяжненко, завлит Черкасского театра им. Тараса Шевченко:

– Недавно наш театр бастовал, но это никак не связано с тем, что сейчас творится в Украине. Просто нам и еще нескольким театрам на две недели задержали зарплату. Вот мы и решили выйти побороться за свои права. Вышли, постояли, послушали выступающих. Но все тихо-мирно.

Позже в городе начались беспорядки, повстанцы дважды захватывали здание администрации. Но его довольно быстро отбивали так называемые «титушки». В здании администрации разбиты окна, сломаны двери. Но на театре эти захваты никак не отразились. Правда, перед нашим зданием поставили забор и можно подумать, что нас отгородили от повстанцев. На самом деле в театре с осени идет капитальный ремонт и забор ограждает эту стройплощадку. Конечно, в театре сейчас не очень комфортно: стены первых двух этажей ободраны и неизвестно, когда их приведут в порядок, так как финансирование пока приостановлено. Поэтому работаем в основном на малой сцене и не по будням, а по выходным.

Владимир Лукашев, худрук Национальной филармонии Украины:

– Напротив нас, буквально в тридцати метрах, стоит здание «Украинского дома», так его захватили, несмотря на то, что в нем находилось сто пятьдесят милиционеров. Все они под натиском повстанцев были вынуждены покинуть здание. Хорошо, что обошлось без кровопролития.

Конечно, есть опасность, что и нас могут захватить. Причем если придут, мы не сумеем им противостоять. У нас всего пять охранников, которые нас, конечно, не спасут. Мы же убедились в том, что такой толпе не противостоят и сто хорошо обученных человек. Повстанческий комитет входит в любые здания, как к себе домой. Их ничего не останавливает. И они выдвинули программу захватить все административные здания. Остается надеяться на то, что наше здание не административное и мы вне политики.

Мы стараемся держать филармонию в рабочем состоянии: сотрудники приходят на работу, оркестр и другие творческие коллективы проводят репетиции. Правда, из-за беспорядков на улице к нам уже подойти невозможно, поэтому пришлось отменить или перенести ряд концертов. Пока на несколько дней, но честно говоря, трудно рассчитывать на то, что все это закончится скоро.

Борис Курицын, руководитель литературно-драматургической части Театра русской драмы им. Леси Украинки:

– Наш театр продолжает жить в обычном режиме: идут репетиции, приходят зрители. То что происходит в городе, это все локальные действия, и они не особо отражаются на работе театра. Наблюдается спад по зрителям, но это зависит только от сезона. Понятно, то, что происходит в стране, тяжело эмоционально и хочется, чтобы это поскорее закончилось. Обстановка стала более нервная, у кого-то начинаются депрессии. Но мы, люди искусства, призваны лечить человеческие души и поэтому просто обязаны продолжать работать.

Михаил Захаревич, директор Национального академического театра им. Ивана Франко:

– Буквально сегодня возле ближайшей к нам станции метро «Крещатик» повстанцы построили баррикады. Но, к счастью, подход к нам остался, пройти можно. И машины с декорациями тоже могут подъехать к театру по улице Ольгинской, она абсолютно свободна. Поэтому мы не ощущаем больших неудобств, как и большинство жителей Киева. Предприятия и учреждения искусств не закрываются. Люди нормально живут, работают, ходят в театры.

Несмотря на то, что мы находимся довольно близко к центру событий, попыток захвата нашего театра не было. Думаю, мы повстанцам неинтересны.

Пользуясь случаем, хочу передать привет всем театралам-москвичам. Приезжайте. К нам можно ехать без опасений.

Записала Елена Милиенко

Популярные статьи: