Дмитрий Шуров: Не хочу выступать в России, чтобы не провоцировать людей

<p><span>Pianoboy признался, что в школе слушал Цоя, а Бьорк — «святая». Фото: ufest.in.ua</span></p>

В интервью «Сегодня» экс-пианист «Океана Ельзи» рассказал, что любит, когда утро начинается с секса, о главной слабости и о сыне

Сегодня в одесском клубе «Ибица» выступит виртуозный музыкант Дмитрий Шуров, более известный как Pianoбой. Накануне концерта артист поведал «Сегодня» о жизни вне сцены и творческих планах.

— Дмитрий, расскажите, как вы живете вне сцены. Как начинается ваш обычный день — идеальные завтрак, компания, место?

— Я вечерняя птичка. Все, что происходит со мной утром, обычно окутано туманом. Половина дней в месяце начинается с того, что я собираю вещи, разбросанные по гостиничному номеру, запихиваю их в сумку, чищу зубы, беру инструменты и спускаюсь вниз, потом сажусь в автобус или поезд и куда-то еду. Вторая половина начинается с яичницы с беконом всей семьей дома или на улице, обязательный кофе, спортивные новости и так далее. Но больше всего мне нравится, когда утро начинается с секса (смеется).

— А есть какие-то особые привычки, без которых не обходится ни один день?

— Нет ни дня, чтобы я не подумал, как все-таки мало сделал в жизни. Это хреновая и мучительная фишка, но она мотивирует.

— У каждого своя мотивация и свои, так сказать, «идолы». А ваш вкус в детстве и юности какая музыка формировала?

— Меня всегда привлекали некоммерческие музыканты, непродюсерские проекты. В детстве я много слушал группы Creedence, Doors, Beatles, Queen и классику — Чайковского, Равеля… В школе слушал группу «Кино», гранж и джаз. В Америке открыл для себя соул, духовный госпел и хард-рок. А с тех пор слушаю, в основном, новую музыку или не слушаю вообще. Для меня важно, чтобы она была музыкальной. Я не могу слушать композиции, сделанные для глухих, всякую «шумовую терапию». И очень важно, как артист исполняет это вживую. Среди моих святых всегда особое место занимает Бьорк.

— Супруга — ваш пиар-менеджер, сестра Ольга выступает с группой на сцене. А у сына в таком окружении есть желание музицировать?

— Конечно, у него здорово получается петь и играть на гитаре. Он может стать кем угодно, когда вырастет, но музыка всегда будет тем, что ему легко дается.

— Чудесно, что с такой насыщенной жизнью вы успеваете участвовать в его воспитании. А на родительские собрания в школу ходите? Как развлекаетесь в выходные?

— Ну, скажем так, родительские собрания — не мой конек. Могу внезапно нарубить там правды-матки, нагрубить кому-то, и поэтому не хожу. Но мы с сыном много времени проводим вместе, когда оба можем, ведь иногда он более занят, чем я! Играем в баскетбол, играем музыку, обсуждаем скейты и вообще можем общаться на любые темы…

— Вернемся к музыке. Признайтесь, на гастролях с сестрой и супругой у вас есть какие-то семейные ритуалы подготовки к концертам?

— Самый важный ритуал — в ночь перед концертом нормально поспать! Без этого иногда пропадает голос. На каждый концерт я придумываю что-то особенное, какие-то музыкальные вставки, меняется и трек-лист. Перед выходом на сцену мы все это проговариваем с музыкантами, смеемся и пьем красное вино. Иногда я не могу удержаться и незаметно подглядываю в зал.

— И как реагирует публика, в частности одесская?

Одесса нас всегда принимает очень тепло. Здесь хорошо играть премьеры новых песен. Кстати, именно в Одессе мы впервые сыграли песню «Родина» еще до ее выхода. Для меня это уже одна из любимых традиций — играть каждый год в июле, в самый разгар Одесского международного кинофестиваля.

— На ОМКФ раздают призы и щедрые гранты… А как вы относитесь к музыкальным наградам? Стремитесь их получать?

— Музыка — это не Олимпиада. Тут главное достижение — полные залы счастливых слушателей. Но премии и награды, как часть индустрии — вещи, безусловно, полезные и многим артистам помогли быстрее донести свою музыку до людей.

— Думаю, вам это удалось, и за пределами Украины в том числе. Но недавно вы отказались от концертов в России. Как аргументируете?

— Я хочу, чтобы напряжение между нашими странами спало и отношения перешли в цивилизованное русло. А пока каждый концерт украинской группы в России и наоборот — предмет обсуждения на повышенных тонах. Я не хочу в этом участвовать, лишний раз провоцировать людей. У нас обширные гастроли по всей Украине, нам еще предстоит покорить другие соседние страны, а в Россию мы обязательно вернемся, когда это будет возможно.

— Не могу не спросить, у вас есть слабости? Что-то вроде коллекционирования или дорогого хобби…

— Так я вам и сказал (смеется). Моя главная слабость — винтажные музыкальные инструменты. Все время есть соблазн купить за кучу денег какую-то пропахшую историей ерунду.

— А что по поводу вредных привычек?

— Терпеть не могу ждать. Хочу все сразу и не знаю, как с этим справиться.

— Над каким проектом работаете сейчас? Когда ждать от Pianoбоя новый хит?

— В основном играем летние фестивали и концерты и снимаем два клипа на уже записанные песни. Параллельно пишем две новые песни, готовим большой осенний тур по Украине с новой программой. А еще я пишу музыку к украинско-бельгийскому фильму «Полина».

УЧИЛСЯ ВО ФРАНЦИИ И В США
Имя: Дмитрий Шуров
Родился: 31.10.1981 в Виннице (Украина)
Карьера: Pianoboy (с 2009), Земфира (2006—2009),
«Океан Ельзи» (2001—2004)

Сегодня Шуров — солист успешного музыкального проекта Pianoboy, в котором сотрудничает с родной сестрой Ольгой Шуровой (бэк-вокал, клавиши, соло-гитара), бас-гитаристом Николаем Кистеневым и барабанщиком Андреем Надольским. Его первое выступление в роли «Pianoбоя» состоялось в 2009-м. Прежде Дмитрий был пианистом в группе «Океан Ельзи» и у Земфиры. С детства у Шурова был талант к музыке, который он развивал во время обучения во Франции и в США. Сегодня талантливый музыкант женат и воспитывает 13-летнего сына Льва, активно гастролирует.

 

Популярные статьи: