Интервью с режиссером Евой Нейман: «У меня нет желания пересматривать свои фильмы»

<p>42-летняя Ева Нейман. Фото: пресс-служба ОМКФ</p>

Нейман собирается снять детектив на основе японского романа

Украинско-немецкий режиссер («Дом с башенкой», «Песнь песней») в эксклюзивном интервью «Сегодня» — о том, как часто бывает на родине, о критике собственных фильмов, мистике, общении с Кирой Муратовой и о тонкостях своей работы

— Ева, вы себя называете больше украинским режиссером, чем немецким, хотя эмигрировали в Германию 23 года назад. Чем сейчас наполнена ваша жизнь там?

— Жду финансирования на новое кино. Это будет детектив, рабочее название «Близнецы» — адаптация произведения японского автора Эдогава Рампо.

— Уже думали, кто сыграет главные роли?

— Пока нет. Может, задействую украинских актеров. Но мне не важна национальность актера, а чтобы он соответствовал образу.

— Как обычно происходит процесс создания картины — вы приходите со своими идеями к продюсерам или же они первые делают вам заказ?

— Обычно все-таки первое, но был один раз, когда мне навязали снять документальный фильм «Пути Господни».

— Вас часто сравнивают с режиссером Кирой Муратовой. Она высказывала вам мнение о ваших фильмах?

— Да, мы общаемся об этом — с Кирой Георгиевной всегда видимся, когда я приезжаю в Одессу.

— Как вообще относитесь к критике?

— Я сама стараюсь никого не критиковать — это неконструктивно. Если мне есть, что сказать хорошего, я всегда с удовольствием это делаю. А вот говорить человеку в лицо что-то плохое и обидное, особенно если он не просит об этом, считаю лишним.

— Некоторые критики говорят, что ваши фильмы рассчитаны исключительно на узкую интеллектуальную аудиторию. Что вы сами думаете по этому поводу?

— На каждый товар есть свой покупатель. Я не знаю, кто решает, какой аудитории нужны мои фильмы. Я понимаю, что не могу понравиться всем. Но вот в чем проблема: когда снимаю свое кино, мне кажется, его будут смотреть все. Вот такая у меня ошибка в сознании (смеетсякурсив). А снимать не свое кино не собираюсь.

— В «Доме с башенкой» 2012 года, который удостоился множества премий, сыграли актеры, которых сегодня, к сожалению, уже нет в живых — Виталий Линецкий, Альберт Филозов, Екатерина Голубева. Видите в этом какую-то мистику?

— В мистику как таковую не верю в принципе. А насчет этих артистов — я счастлива, что мне удалось повстречаться и поработать с такими актерами.

— Как часто вы приезжаете в Украину?

— Бывало, что я жила здесь по полтора года. Моей дочери 7 лет, и три с половиной из них она прожила в Одессе.

— На встречу выпускников хоть раз приезжали?

— Я училась в 30-й школе в Запорожье, и у меня был удивительный класс! Это был один из самых прекрасных периодов моей жизни. Очень доброе время. С тех пор с одноклассниками виделась всего раз, и даже не знаю, в курсе ли они, чем я занимаюсь.

— Что вы делаете в свободное от работы время?

— Я его полностью посвящаю воспитанию дочери.

— Какой последний фильм вы посмотрели и подумали: «Как жаль, что не я его сняла»?

— Недавно я посмотрела документальный фильм украинского режиссера Ромы Бондарчука «Украинские шерифы» (о реформе правоохранительной системы в Украине после Евромайдана. — Авт.пж). Это настолько хороший фильм — удивительно нежный, честный. Я была рада его увидеть, но не могу сказать, что жалела, что не я его сняла. Могу только поздравить Рому и сказать, что очень за него рада.

— А сами на тему Евромайдана не думали снять кино?

— Нет, это пока не моя тема.

— Вы часто пересматриваете свои картины?

— Нет, я смотрю фильм один раз на премьере и все — нет желания и потребности делать это еще раз. Может быть, это нервное, а может, боязнь увидеть собственные ошибки — не знаю. Да и сколько можно смотреть на себя в зеркало? Во всем хороша мера.

— От какого процесса вы получаете большее удовольствие — от самих съемок или монтажа?

— Если честно, до последнего времени мне вообще ничего не нравилось — ну вот совсем ничего. Мощного желания снимать кино у меня никогда не было, и сказать, что именно в этом процессе меня особенно привлекает, не могу. Вот в фильме «Песнь песней» мне наконец-то показалось, что я счастлива — как во время съемок, так и во время монтажа. Это такое странное счастье на грани с отчаянием. У меня была потрясающая съемочная группа, где все понимали друг друга с полуслова.

— Видимо, это почувствовали и зрители, и жюри прошлого ОМКФ, которое отдало этому фильму сразу две главные награды — за «Лучший международный фильм» и «Лучший украинский фильм».

— Конечно, когда признание отсутствует в принципе, это неприятно. С другой стороны, любые призы, премии — это же очень субъективная вещь, хотя и, безусловно, приятная.

 

Популярные статьи: