Интервью с Юрием Никитиным: «Сердючка выступила на нашей свадьбе бесплатно — Данилко сделал нам такой подарок»

<p><span>48-летний продюсер Юрий Никитин: "Музыка — не просто мой бизнес, это еще и стиль жизни".</span></p>

Украинский продюсер, экс-супруг Ирины Билык и дважды муж Ольги Горбачевой рассказал о своей специальности портного, почему решил снова жениться, и о том, когда Сердючка даст концерт в Украине

— Юрий, чья была инициатива второй раз сыграть свадьбу с певицей и телеведущей Ольгой Горбачевой (церемония состоялась 30 июня)?

— Больше моей — ну, захотелось снова жениться (смеется). Однажды у нас с Олей уже была свадьба. Но тогда мы не хотели афишировать наш брак, и он был серьезно засекречен. Был только узкий круг — пара друзей и близкие родственники. Посидели по-тихому, так сказать, поэтому на этот раз хотелось пожениться широко, со всеми соответствующими ритуалами, придерживаясь традиций. И нам это удалось!

— Первый раз вы расстались с Ольгой, когда вашей дочери Полине было всего 5 месяцев. Совесть не мучала?

— Мучала. Это был очень непростой период в моей жизни. Я жил, что называется, на грани и благодарен судьбе, что этот этап завершился, и все вернулось на круги своя. Но если вы спросите, жалею ли я, отвечу: нет, не жалею. Если бы этого всего со мной не случилось, вряд ли я смог бы по достоинству оценить все, что имею. Только спустя время понял, насколько для меня важна моя семья.

— Расскажите, какой была ваша свадьба?

— Праздник получился ярким, простым, глубоким и незабываемым, и в первую очередь для нас самих. Мы хотели избежать всякой показухи, гламура, изысканных деликатесов, поэтому обратились к украинским аутентичным обрядам. Мы оба выросли в простых семьях, и для нас было важно, чтобы наши родные чувствовали себя комфортно. Что касается места, то мы искали что-то необыкновенное, и наш выбор остановился на удивительном месте в 100 км от Киева, в «замке Радомысль». В нем, помимо всего прочего, находится музей домашних икон Ольги Богомолец, прекрасное и одухотворенное место для подобных церемоний. Самым дорогим для нас могло оказаться выступление Верки Сердючки, но Андрей Данилко сделал нам подарок (улыбается).

— В свое время в техучилище вы получили специальность «портной верхней мужской одежды». Используете эти навыки в сегодняшней жизни?

— Смотря что понимать под словом «навыки». Мода и все, что с ней связано, сильно помогло в развитии чувства вкуса, и я могу отличить стильное от безвкусного. Но я ничего не шью с того момента, как решил посвятить себя музыке. Со мной это случилось в 16 лет. Мне прочили хорошую швейную карьеру, и на то были все основания: окончил училище с отличием, собрал свой швейный цех с высококлассным оборудованием и полным ходом развивал свой бизнес. И вдруг в какой-то момент понял, что больше не могу совмещать шитье и музыку, нужно выбирать. Так я стал музыкантом. Это была настоящая семейная трагедия… Родителям было сложно понять, как можно поменять реальную профессию на что-то эфемерное. Но в итоге они поддержали меня — как и всегда.

 

new_image5_77

Снова женаты. У Юрия и Ольги двое дочерей — Полина и Серафима.

— Как думаете, если бы вы не познакомились с Ириной Билык в свое время, сегодня тоже занимались бы музыкой?

— Несомненно. На момент знакомства с Ириной у меня уже был большой опыт работы в шоу-бизнесе. У нас был свой музыкальный проект — группа «Авеню», и базировались мы в Москве в студии «Мираж». Это был уникальный случай, когда мы имели возможность развивать свой музыкальный бренд, участвуя в престижных гала-концертах на центральных ТВ-каналах и фестивалях, да еще и гастролировать на разогреве у «Миража» — одного из самых популярных коллективов в СССР. Это было замечательное время, я зарабатывал в день по 150 рублей, но так продолжалось недолго. Интриги, ссоры… В общем, мне пришлось вернуться в Киев и начинать все с нуля.

— Почему не остались в Москве продолжать карьеру?

Москва — очень специфический город, мне там жить сложно. Я не тот человек, которому подавай работу любой ценой. Для меня темп и размеры Киева подходят, и в похожих на него городах мне тоже комфортно.

— Вы — коренной киевлянин. Обращаете внимание на то, что происходит с городом? Я имею в виду все эти застройки в исторических местах, декоммунизацию?

— Было время, когда вопрос хаотичной застройки сильно меня беспокоил, но потом я понял, что это бесполезная трата времени. За хорошие взятки можно построить даже нелепое здание в самом центре города — вот они и строят. Смысл дискутировать по этому поводу? Так что в какой-то момент я перестал отвлекаться на подобные вопросы. Стараюсь заниматься только тем, что на 100% зависит лично от меня.

— С Ириной Билык вы познакомились, когда вам было 22, а ей — 21. Это была любовь с первого взгляда?

— Это была большая страсть, симпатия, уважение и, наверное, любовь. У нас были красивые и серьезные отношения плюс общая работа, карьера. Одним словом — глубокая связь.

— Почему же так и не дошло до свадьбы, общего ребенка?

— Как и большинство мужчин, я был полон комплексов, предрассудков. Всегда считал, что женитьба может лишить меня свободы. Что если я женюсь или стану отцом, то сразу стану несвободным во всех отношениях. А во-вторых, все как-то не до этого было: бизнес-проекты, перспективы, записи, съемки.

— За восемь лет отношений с Билык вам удалось купить вместе 3-комнатную квартиру, да и не только ее. Как все делили после того, как расстались?

— Это был первый раз в жизни, когда мне было что делить (улыбается). У нас была трехкомнатная квартира в хорошем районе столицы, параллельно строили еще одну трехкомнатную. В результате я переехал в однокомнатную в соседний дом, а Ира осталась там же, где и жила. Все решали без скандалов, разошлись по любви.

— Несмотря на ваш личный разрыв, вы еще 16 лет продолжали работать ее продюсером. Это было сложно?

— После развода даже оставаться друзьями сложно, не говоря уже о том, чтобы работать вместе. Но нам это удалось. Забегая вперед, скажу, что на протяжении 24 лет совместной работы мы неоднократно расходились, но снова и снова приходили к тому, что работать вместе — наиболее эффективно для нас обоих. На сегодня пришли к тому, что Ирина сама занимается своим проектом в качестве продюсера: концертная деятельность, репертуарная политика — она принимает все решения сама как менеджер. Наша же компания Mamamusic управляет всеми правами на песни Ирины Билык. Это идеальная комбинация для обеих сторон.

— Сегодня вы позволяете себе делать Ирине замечания насчет ее новых клипов, например?

— Нет. Творчество — это очень интимный процесс. Анализировать его, да еще и высказывать свои умозаключения артисту непросто. Когда вы — одна команда, артист и продюсер, это одно, — тогда все разговоры инициирую я: разбираю, критикую. В нашем же с Ириной случае я высказываю пожелания и советы только, когда Ира просит об этом.

— У вас неоконченное высшее образование. Что вам помешало завершить начатое до конца?

— В Киевском институте культуры я проучился рекордное количество лет — двадцать, после чего меня отчислили. Письмо о моем отчислении за невыполнение учебного плана (с гордостью показывает. — Авт.) — документ особой важности для меня. Я храню его в офисе в рамке на самом видном месте. В принципе, высшее академическое образование важно, но только не в сфере отечественного шоу-бизнеса. Всему, что знаю и умею, научился сам, благодаря своему упорству, любви к музыке и желанию добиться успеха. Теперь даю эти знания на своих семинарах.

— Что это за семинары?

— В какой-то момент я понял, что пришло время делиться накопленным опытом и информацией, которая аккумулировалась во мне на протяжении 25 лет. Я стал писать статьи и систематизировать свои знания. Так и родилась обучающая программа, которая призвана помогать талантливым людям в реализации их целей в области современной музыки, точнее, музыкального бизнеса. Пару недель назад мы провели первый обучающий семинар, а в сентябре стартует наш первый курс, набор в который начинается совсем скоро.

new_image3_104

С Ириной Билык. Познакомились, когда обоим было чуть за 20.

— Вы в свое время сотрудничали с «Океаном Ельзи» и Кузьмой. Что это была за работа?

— В 1997 году я работал продюсером компании Nova Records, которая занималась выпуском музыкальных альбомов. Продюсер «Океана Ельзи» Виталий Климов принес нам первый альбом группы, и мы его издали. Я счел эту музыку интересной, на тот момент достаточно самобытной, она выделялась на общем фоне отечественной поп-музыки. Вот так и состоялось наше сотрудничество. С Кузьмой же мы работали как персональные менеджеры несколько лет, на заре карьеры группы «Скрябин», сразу после их переезда в Киев.

— Сегодня вам часто пишут с просьбой о помощи в раскрутке уже известные и состоявшиеся артисты?

— Часто. В один момент мне даже показалось, что мы общаемся на предмет сотрудничества со всеми известными артистами в стране. По правде, я очень щепетилен в выборе партнеров. Музыка — не просто мой бизнес, это стиль жизни. За многие годы я выработал ряд принципов, по которым и выстраиваю работу с теми или иными проектами. Во-первых, меня должен вдохновлять артист и его творчество своей уникальностью, подходом, вовлеченностью. Я могу хорошо продвигать и продавать только ту музыку, в которую сам верю. Во-вторых, сам артист должен быть комфортным для меня, мы должны говорить на одном языке. Если человек мегаталантлив, но не подходит мне как личность, я никогда не стану с ним работать. В-третьих, я должен понимать, что действительно могу что-то дать проекту, сделать его популярнее, финансово успешнее.

— Какие артисты входят в ваш продюсерский центр на сегодняшний день?

— Зависит от рода деятельности. Если мы говорим о модели «360 градусов менеджмент» (охватывает все сферы продвижения артиста. — Авт.), то это Верка Сердючка, «НеАнгелы», Nikita и Ольга Горбачева. К тому же сейчас мы готовимся к старту пары новых проектов. Если же речь о цифровой дистрибьюции (легального распространения музыки в сети. — Авт.), то там мы сотрудничаем еще с несколькими крупными звездами, включая Ирину Билык.

Главное, что все артисты, с которыми мы сотрудничаем — яркие индивидуальности. Поверьте, не все, кого мы видим по телевизору, такими являются. Например, для большинства девушек сцена — это витрина, где они хотят выгодно показать себя, продать, если хотите, удачно выйти замуж и зажить красивой жизнью. Мы работали и с такими, но именно с ними и расстались в ходе работы.

— Активно ходят слухи, что Даша Астафьева собирается покинуть группу Nikita. Если это когда-нибудь случится, коллектив будет существовать?

— Несмотря на то, что Даша Астафьева — главное действующие лицо проекта и группа фактически создавалась под нее, Nikita — это уже известный музыкальный бренд со своими фанами, и от солисток это уже не зависит. Особенно если говорить о европейской истории. Так что ответ — да, проект будет существовать в любом случае. Вопрос, как и в каком формате, но это отдельная тема для разговора. Что касается ухода солисток из групп, то я сторонник того, чтобы каждая из них развивалась внутри компании. В этом случае артисту не нужно начинать все с начала, и годы, проведенные в проекте, становятся лишь трамплином, переходом на новый этап.

Возвращаясь к Даше, скажу, что мне бы очень хотелось продолжать и развивать сотрудничество с ней. Не все знают, что Даша — девушка из провинциального городка, стала обладательницей титула самой красивой девушки на планете по версии журнала Playboy. Таких всего 12 за всю историю этого издания. В этом списке есть Памела Андерсон, Кармен Электра — и наша Даша! У нее огромное количество талантов — рисует, пишет стихи, поет. У нее есть весь набор необходимых качеств, чтобы стать явлением в мировом музыкальном бизнесе.

— Откройте пару секретных пунктов из контрактов, которые вы подписываете с артистами. В них идет речь, например, о штрафах за лишние килограммы, прогулах репетиций, неожиданной беременности?

— Ничего подобного в наших контрактах нет. Единственный жесткий пункт — если что-то начинает идти не так, что-то не устраивает нашу компанию или противоречит ее политике, например, систематические опоздания, отказ ехать на концерт, еще что-то, мы имеем право расторгнуть контракт в одностороннем порядке.

new_image4_93

Подопечные продюсера. Андрей Данилко и группа Nikita.

— Каково ваше мнение об украинских артистах, выступающих сегодня в России?

— Это очень двоякая история и сложный вопрос. Когда ты сам артист и знаешь, что кто-то любит твое творчество, ты не анализируешь национальность своего зрителя. Тебя любят, и ты всегда начинаешь любить в ответ. Не нужно забывать, что артист — это обмен энергией со своим зрителем. Мое мнение: все зависит от того, где выступать, перед кем, в каком контексте и, самое главное, что говорить со сцены.

— Как думаете, травля Ани Лорак — это хорошо продуманный черный пиар-ход или случайное стечение обстоятельств?

— Ани Лорак первой попала под горячую руку, а ее менеджмент не справился с большим потоком негативной информации. Кроме того, существует не только внешнее, но и внутреннее соперничество артистов. Ведь, по сути, Ани Лорак ничем не уступает «Океану Ельзи» в том плане, что они одинаково ценны для своей аудитории. Поэтому я не исключаю возможности, что это была спланированная акция. Но в любом зле всегда есть благо, и Ани Лорак эта ситуация позволила значительно расшириться на другие рынки.

— Все журналисты знают, что Андрей Данилко — достаточно закрытая личность. Каким лично вы его знаете?

— Андрей — мой близкий друг, партнер, гений, с которым я имею честь работать вот уже почти 20 лет. Он — сильный человек, который делает то, что считает нужным и важным для себя. Человек с обостренным чувством справедливости, у которого в приоритете творчество и работа.

— Не так давно в Киеве отгремел концерт «ОЕ» на Олимпийском. Как думаете, кто еще в нашей стране способен собрать такой стадион?

— Думаю, больше никто, если не считать Верку Сердючку. Это единственный глобальный артист, чей уровень популярности пока нельзя измерить. Сердючка, как известно, последние годы не дает открытых кассовых концертов, при этом оставаясь одним из лидеров рынка. А тот факт, что украинские артисты собирают на свои концерты такое количество людей, вдохновляет и радует. В случае с отечественными исполнителями большие сборы на сольные шоу уже стали скорее нормой, чем исключением. Вот наши «НеАнгелы» собрали аншлаг в киевском Дворце спорта. Смогли одни — смогут и другие.

— Вы не пытались убедить Андрея снова давать концерты на родине?

— Андрей — человек, который лучше всех понимает и чувствует, когда именно настанет момент его нового большого выхода. И, по моему ощущению, он уже близок к этому.

— Чем вообще сейчас живет Андрей Данилко?

— Все как обычно. В его рабочем графике мало что изменилось: делает музыку, каждый день работает в студии, много гастролирует, в основном за рубежом. Поскольку открытые кассовые концерты мы не даем, все работы носят частный закрытый характер. Учитывая, что Верка Сердючка — это лучший свадебный коллектив в мире, чаще всего работаем именно на таких торжествах. В большинстве случаев с глобальными знаменитостями — Брайан Ферри, Кристина Агилера, Роби Уильямс. Не так давно выступали в Мюнхене на дне рождения на одной сцене с группой Rammstein.

Популярные статьи: