Ирину Муравьеву поздравили с юбиеем

8 февраля самой обаятельной и привлекательной исполнилось 65

Выбор Ирины Муравьевой – с детства хотела стать учительницей – родители одобряли, но потом её захватил театр, и ни о какой другой профессии, кроме актёрской, она уже думать не могла. Вначале провалилась на вступительных во всех театральных училищах, а на следующий год была принята в студию при Центральном Детском театре. Ирина – озорная, весёлая, играющая на гитаре, выделялась среди студентов. Часто читала дразнилку: «Силач Бамбула поднимает два стула…». И получила шутливое прозвище «Бамбула». Окончив студию, стала артисткой Детского театра. Сыграла мальчишку в «Сомбреро», ворону в «Снежной королеве». Потом в театре появился режиссёр Леонид Эйдлин, и началась история, которая длится уже 40 лет. Он занял её во всех спектаклях, и очень скоро они сыграли свадьбу. Через 2 года родился сын Даниил, через 10 лет – Евгений. Как говорится, «нарочно не придумаешь», но в этой семье дни рождения у всех – в феврале. Тогда же, в 73 году, в Детском театре Павел Хомский поставил «Молодую гвардию», где Муравьева сыграла Любу Шевцову. Через 3 года она ушла к нему в Театр им. Моссовета, и была занята во всех постановках Павла Осиповича. Спустя 14 лет Ирина Муравьёва сменила Театр им. Моссовета на Малый, где и служит до сих пор. Здесь она занята в пьесах классического репертуара. Первая роль в кино – Сюзанна в картине «Чисто английское убийство» – принесла Ирине известность, Людмила из оскароносного фильма «Москва слезам не верит» – популярность. А после роли Нади Клюевой в фильме «Самая обаятельная и привлекательная» актрису Ирину Муравьёву иначе, как обаятельная и привлекательная, не называют.

Геннадий Печников, актёр Российского Молодёжного театра

— Студию при Центральном Детском театре организовал директор К.Я.Шах-Азизов и художественный руководитель М.О. Кнебель. Одним из педагогов была Анна Некрасова, которая присутствовала на последней встрече со Станиславским. Я был молод, будучи артистом театра, стал преподавать в этой студии. Как раз в этот год на курс поступила Ирина Муравьёва – яркая, курносая, голубоглазая. Темперамент бешеный. Характер взрывной. Не девчонка – огонь. Рыжая бестия! Реакция мгновенная. Загоралась с первой искры. Скажешь ей: «Лезь на стенку!», – она тут же бросается. Причём не просто выполняет, а активно врезается в задание. Это свойство говорит об актёрской сути. Она мне очень нравилась. Играла у меня в спектаклях. Все наши выпускники вспоминают студию с удовольствием. Мы старались учить их не играть, а проживать нервами. Всё должно идти от сердца. Я горжусь, что воспитанники нашей студии работают в разных театрах. Будучи студентами, они играли в спектаклях. Жили весело. Всё время присутствовало ощущение радости, праздника, а Ира очень весёлый человек, она отлично вписалась в команду, хотя и не была не похожа ни на кого.

— После студии она осталась в Детском театре?

— Она была нашей артисткой. С ней даже репетировать ничего не надо было. Ты ей только текст дай, и она тебе всё и сыграет. Когда мы с Ефремовым взяли пьесу «Димка – невидимка», я стал настаивать, что это водевиль. Ефремов долго не соглашался, а когда понял, что ситуация действительно водевильная, сказал: «Тогда надо куплеты писать!» Ира все эти куплеты и спела. Она очень музыкальная. Ирина застала старшее поколение наших актёров: Перова, Сперантову, Воронова.

— Когда в театр пришёл Леонид Эйдлин, вы сразу заметили, что к Муравьевой он относится по-особенному?

— Да, он это и не скрывал. Окружил её вниманием, начал ухаживать. Без Муравьёвой спектакли вообще не ставил. К слову сказать, она замечательно пела у него в «Сказке о четырёх близнецах». Натиск был такой мощный, что скоро они поженились. Она родила ему двух таких же рыжих, как сама, ребят. Когда в нашем театре Павел Хомский стал репетировать «Молодую гвардию», он доверил ей роль Любки Шевцовой, а я играл Валька. У нас с ней была сцена. Характер Любки очень совпадал с характером Иры. Это была блестящая роль. Потом как-то тихо она ушла в Театр Моссовета, а потом и оттуда ушла. Сейчас она в Малом, и я очень этому рад. Надо отдать должное Соломину, что он взял её и не побоялся сделать из неё приму. Она сразу вошла в репертуар. При всём многоголосии у них не было такой актрисы. Я смотрел «Власть тьмы» с Муравьевой в роли Матрёны и был поражён. Позвонил ей, начал с восторгом поздравлять, а в ответ услышал: «Ну, что вы Геннадий Михайлович, по-моему, я не справилась!» Пришлось объяснять ей, что она играла сочно, была заметным рыжим пятном на фоне тьмы, казалось, что она светилась. Как-то я пришёл в театр к Юрию Соломину. Жду в приёмной. Вдруг распахивается дверь, выходит Муравьёва, натыкается на меня, а сзади идёт Соломин. Ира, оказавшись между нами, восклицает: «Ой, два моих учителя!» Такой взрыв! Ну, кто ещё на такое способен? Только она со своим характером. Очень я её люблю. Вы этой «рыжей бестии» передайте привет и мой поцелуй!

Александр Коршунов, актёр Малого театра

— Ирочка, я так её называю, потому что очень люблю, легко и просто пришла в коллектив Малого театра, также легко и просто нашла контакт и стала своей, как будто всю жизнь здесь работала. Мы с ней вместе много трудились. Прежде всего, это, конечно, «Чайка». Она Аркадина – мама. Я Треплев – её сын. Потом были «Волки и овцы», где она играла Купавину, а я – Мурзавецкого. Потом «Вишнёвый сад». Она в роли Раневской, а я – Петя Трофимов. Так что не один раз мы с ней встречались в спектаклях, и это всегда было замечательное партнёрство. Ирочка – человек  изумительный. Она совершенно лишена актёрской звёздности, с огромным чувством юмора, что очень помогает в работе. На сцене с ней всегда легко, потому, что она живой человек. Очень чувствуешь её контакт, энергетику. Она свободна в своём существовании на сцене.

— А если какие-то накладки в спектакле, она может выручить?

— Конечно, на неё можно опереться. Она помогает. Она человек с импровизационным началом, очень сильным и мощным, поэтому она выпутается и тебя вытянет. Она актриса очень смелая в своей работе. Я помню, как-то на репетицию она пришла, посмотрев до этого в записи старый спектакль Александринского театра «Лес» с Меркурьевым в главной роли. Я тоже видел этот спектакль. Она была в каком-то восторженном «освещении» и сказала: «Как же Меркурьев существует! Я для себя  это определила так: «Всё время вперёд и ничего не пропускать!» Она так и существует. Очень подробно, вперёд, с перспективой в движении. По природе своей она именно такая актриса. Это ей свойственно.

Близкими друзьями мы не стали. У неё, наверное, женский круг общения, свои подружки в театре, которые, кстати, очень быстро появились. Общаясь с ней помимо репетиций, в фойе, в коридоре, в буфете, на гастролях, могу сказать, что это всегда тепло. Она открыта, доброжелательна. Это очень помогает в общении. С ней всегда интересно. Я знаю, что она очень нежно и трепетно относится к моему отцу – Виктору Ивановичу Коршунову, и он к ней тоже. Они всё время друг другу приветы передают и поздравляют с разными праздниками, когда не видятся. Она по-человечески очень добрая и, я знаю, очень верующая. Прелестная женщина, прекрасная жена, замечательная мать. Любит свой дом, своего мужа, своих сыновей. Всегда говорит, что дом для неё на первом месте, а потом уже актёрская профессия. Это хорошее, здоровое человеческое начало.

— Её сыновья не продолжили актерскую династию?

— Нет, но она и не стремилась к тому, чтобы они были актёрами, хотя младший сын, когда приходил на репетиции «Волков и овец», я помню, был очень характерный. Казалось, что вот он возьмёт и пойдёт. Но нет, они оба выбрали другие профессии. Я хочу пожелать Ирочке здоровья, здоровья, здоровья, и ей, и её замечательному семейству. Чтобы творческие радости их посещали как можно чаще и дольше. От себя и от всего своего семейства нежно её целую!

Леонид Квинихидзе, кинорежиссёр

— Сценаристом фильма «Артистка из Грибова» был Эмиль Брагинский. Именно он и посоветовал мне пригласить на главную роль Галины Гадетовой – Ирину Муравьёву. Он её просто обожал, любил и ценил. (Прим. ред. – Муравьёва играла в спектакле театра им. Моссовета «Комната» по пьесе Э.Брагинского). Она приехала, мы познакомились, поговорили, и я её утвердил.

— Даже без проб? 

— Ну, что вы, как можно? Она замечательная актриса, владеет профессионально всем, что необходимо, особенно в том жанре, в котором работаю я. Она талантлива. Я со многими актёрами в своей жизни встречался и могу сказать, что она из когорты лучших. Индивидуальна, сильно отличается от актёров, которые сегодня у нас существуют на телевизионных и киноэкранах.

Я с наслаждением с ней работал. Она точно выполняла мои задания, и все разговоры о каких-то якобы капризах – это всё чушь собачья. Когда актёр понимает задачу, чувствует то, что от него хотят, доверяет режиссёру, то никаких разногласий на площадке быть не может. Она всегда делает всё на высшем уровне. Пожалуй, сыграть лучше уже невозможно.

— Ирина Вадимовна любила импровизировать во время съёмок?

— Тут дело вот в чём. Есть пары режиссёр–актёр, в которых режиссёр тиран. Он заставляет выполнять все свои команды. У нас были совсем другие отношения. Это не импровизация, это предложение, которое либо утверждалось, либо не принималось. В таком случае мы с ней всегда поступали так: дубль для меня, а потом дубль для неё. Она выполняла сначала то, что я просил, а потом, если ей хотелось сделать что-то своё, она это делала. Должен заметить, что зачастую её вариант был интереснее и шёл в картину. Что тут скажешь, она настоящая актриса!

После выхода фильма были разговоры, что, мол, Муравьёва в «Карнавале» это уже играла. Я так не думаю. Она сыграла совершенно разных людей, абсолютно разные истории. Актрисы такого уровня просто не могут себе позволить хоть что-то повторить.

— Она к тому же ещё и поющая, а у вас музыкальные фильмы…— Да, она и поющая и танцующая. Артистка мирового уровня. Даже в картинах спорных для профессионалов она очаровательна. Думаю, это и потому, что у неё  талантливый муж, режиссёр, который тоже ей, наверное, в чём-то помогает. Он приезжал к нам на съёмки в Калугу. Я хоть и знаю её работы в кино лучше, а сейчас вообще могу видеть её только на экране, потому что уже давно не москвич, и в театре мне бывать сложнее, но я считаю, что она все же больше театральная актриса. У неё прекрасная школа, есть основа художественного отношения. Она молодчина! Передайте ей привет, поклон, поздравления с юбилеем и уверенности, что впереди у неё много прекрасных работ в кино и на сцене. Я очень надеюсь, что ещё не раз увижу её на экране, хотя всё-таки считаю, что её настоящее – в театре.

Источник

Популярные статьи: