Кирилл Карабиц: «Нельзя протолкнуть нашу культуру на Запад, пользуясь нынешней ситуацией на востоке страны»

Известный украинский дирижер дал концерт во Львовской опере и приехал на каникулы в родной Киев
Пожалуй, Кирилл Карабиц — самый успешный украинский дирижер за рубежом. Выпускник Национальной музыкальной академии Украины имени Чайковского дебютировал в 1996 году с ансамблем солистов при Союзе композиторов Украины «Киевская камерата», работал дирижером-ассистентом Фестивального оркестра Будапешта, сотрудничал с оркестром Национального радио Франции, был приглашенным дирижером Филармонического оркестра Страсбурга. С 2009 года Кирилл является главным дирижером Борнмутского симфонического оркестра (курортный город на берегу Ла-Манша, Великобритания), обосновался в Париже, но колесит с выступлениями по всему миру, изредка работает и в Киеве. В столице он выступит с объединенным молодежным хором на День независимости, а осенью представит специальный проект, посвященный творчеству своего отца Ивана Карабица, известного композитора и дирижера.
Сейчас после сольного концерта во Львовской национальной опере, где выступал в рамках творческого проекта «Донкульт», Кирилл приехал в родной Киев на каникулы. Говорит, что родной дом — предпочтительнее всех мировых курортов.
— На даче я занимаюсь домашними организационными делами, — признался «ФАКТАМ» Кирилл Карабиц. — Еще в 2004 году затеял строительство. Тогда ведь я не предполагал, что буду жить в Европе. Поэтому хотел обустроить уютное загородное жилище. Пока что это лишь в мечтах. Конца строительству не видно. Но как только у меня появляется свободное время, сразу мчусь сюда и пытаюсь что-то доделывать.
Параллельно ищу какое-то место, куда бы все-таки поехать отдохнуть, желательно ближе к морю. Но, как показывает опыт, скорее всего останусь дома. Мне ведь по работе приходится постоянно находиться в дороге: в поездах, самолетах. Это занимает очень много времени. Ощущение комфорта может быть только дома, на любимой даче, в кругу родных и близких. Отдохну, может, схожу на рыбалку. Каждый день собираюсь, но никак не дойду, постоянно приходится мотаться в город.
— Готовите концерт, посвященный вашему отцу?
— Это будет необычный концерт. Мне всегда было интересно экспериментировать, пробовать что-то новое. От этого классическая музыка только выигрывает, становится более популярной. Ведь марши Моцарта слушает очень мало людей, поэтому нужны компромиссы форматного порядка: сотрудничество оркестров с популярными, эстрадными исполнителями. Появилась возможность попробовать себя в новом жанре. Мне предложили сделать концерт песенного творчества Ивана Карабица. Это будет большой концерт, в котором известные исполнители будут петь в сопровождении симфонического оркестра. На сцену выйдут Джамала, Иво Бобул и много других артистов, представителей разных жанров и разных поколений. Я рад, что появилась возможность показать украинскую эстраду в лучшем ее проявлении: с красивыми мелодиями, которые легко можно повторить, петь дома. Есть идея делать такие музыкальные вечера, посвященные и другим композиторам.
Музыку отца я ведь воспринимаю по-иному, чем другие слушатели. Как сыну, она ближе мне и понятнее. Когда дирижер берет произведение, он должен вжиться в него, а мне этого делать не нужно, я и так жил этим. Проблема в том, как такую музыку сделать понятной другим. Хотя мне иногда кажется, что играть музыку отца — неправильно.
— Почему?
— Это может быть отталкивающим для публики. Могут просто не оценить само произведение так, как в случае, если бы за пультом стоял другой дирижер. К детям известных родителей всегда больше требований, поэтому и ответственность больше. Я ведь с детства был погружен в музыкальную среду, часто бывал на репетициях, концертах, родители брали меня на различные фестивали. Но я как-то не вникал в музыкальную суть происходящего. Слушал пластинки группы «АВВА», хотя с пяти лет учился в музыкальной школе при Киевской консерватории, играл на фортепиано. Моя преподавательница была очень волевой женщиной, иногда у нас и до скандалов доходило. У меня даже отвращение к музыке возникло, ведь железная дисциплина и постоянные занятия надоедают. Но подобное у многих детей происходит. К этому нужно привыкнуть. И я привык. Правда, пианистом так и не стал — слишком волновался, боялся допустить ошибки. И сейчас волнуюсь, особенно когда выступаю на родине.
Во Львов я приехал всего на пару дней из Гамбурга. В рамках проекта «Донкульт» у меня был свой проект «Золотая Украина», объединяющий необарочный концерт для солистов, хора и оркестра «Сад Божественных песен» Ивана Карабица с партитурами Сергея Прокофьева. В него вошли произведения с украинской тематикой: два хора Прокофьева — «Заповіт» на слова Т. Шевченко из оперы «Семен Котко» и «Золотая Украина» из цикла «Песни наших дней».
Мой отец ведь родом из Донбасса, из села Ялта. Это поселение греков Приазовья, которых выселили из Крыма. Поэтому и село назвали в честь Большой Ялты. Потом отец переехал в Дзержинск, я, кстати, там один год в школу ходил, после взрыва в Чернобыле.
Сергей Прокофьев тоже родом из Донецкой области, родился в селе Красное. У него есть много произведений, написанных на Донбассе. Здесь он сформировался как композитор. И в его музыке это чувствуется — степные широты, масштабность. Его сочинения очень украинские по содержанию. Текст хора поражает: «Золотая Украина, мой край хлебородный, тебя топтали враги столетиями, убивали твоих сыновей. Ты прошла мученический путь. Но мы не позволим врагам над собой смеяться, а заставим их в Черном море искупаться». Эти слова написаны еще в 1937 году, но оказались актуальны и сейчас. Они были созданы в каком-то колхозе в Винницкой области и опубликованы в газете «Правда».
Меня давно интересовало творчество Прокофьева, я даже хотел снять документальный фильм о детстве знаменитого музыканта и композитора. Была идея, велись переговоры с Фондом Ахметова. Когда начался Майдан, процесс застопорился, а потом военные действия на востоке страны сделали его невозможным. Никто ведь не поедет на Донбасс снимать, это просто нереально и опасно. Иностранцы точно сейчас не готовы ехать к нам.
— А говорят, что, наоборот, интерес к нашей стране в мире сейчас повысился.
— Не в культурном контексте точно. Разве можно говорить о повышении интереса к украинской культуре только потому, что в европейских новостях стали чаще упоминать нашу страну в сводках боевых действий? Не думаю, что можно протолкнуть нашу культуру на Запад, пользуясь нынешней ситуацией на Востоке. Это негативный повод. Раньше говорили о Чернобыле. Когда же нас будут ассоциировать с позитивными вещами, культурными и научными достижениями? В глазах европейцев мы — бедные, несчастные, пострадавшие от войны, нам надо слать пайки и вещи. Изменить ситуацию можем только мы сами, каждый из нас. Украина как государство могла бы пользоваться достижениями своих граждан за рубежом. Но пока сам не сделаешь, никому ничего не нужно.
Недавно во Франции проводили мероприятия в честь юбилея королевы Анны Ярославны, дочери Ярослава Мудрого. По личной инициативе я прилетел в Париж, чтобы поддержать церковный хор. Это было в церкви, которую основала Анна Ярославна. Мне хотелось как-то поднять уровень мероприятия с украинской стороны. Вот еще готовлю концерт, посвященный Чернобылю. Но я принципиально не хочу делать его траурным. Хочу, чтобы он был позитивным. Слишком много у нас трагедий. Нужно искать светлые темы, а не пользоваться заезженным имиджем несчастных и обездоленных.
Хотя как можно что-то осуществить без денег, когда все средства съедает эта война? Наверное, надо пробовать искать новые формы управления культурой, раз министерство не эффективно. В Польше, например, есть негосударственный институт Адама Мицкевича. Там сидят менеджеры (по музыке, кино, живописи…), которые распределяют бюджет, руководствуясь строго профессиональными критериями. Поэтому там и культура развивается.
— Правда, что вы получили новое предложение о работе в Европе?
— Меня назначили музыкальным руководителем и главным дирижером оперного театра и оркестра Веймара (Германия). Это предложение было неожиданным, но очень привлекло. В первую очередь тем, что я смогу работать в оперном театре. Это новый и очень интересный опыт.
— А как же Борнмутский оркестр, который под вашим управлением стал любимым оркестром мира?
— У дирижеров может быть несколько проектов одновременно. К счастью, каждый день ходить на работу не нужно. И к новым обязанностям я приступлю с 2016 года. Сейчас начинаю думать о программе и репертуаре. Буду больше летать. Ввязался я в эту авантюру дирижерскую, теперь уже поздно сдавать назад.
Фото в заголовке с «Фейсбука»202417w200zc0

Популярные статьи: