Максим Суханов: «Я никуда не тороплюсь…»

50-летие отметил Максим Суханов, один из самых ярких актеров своего поколения. Он лауреат двух Государственных премий и множества театральных и кинематографических наград, с 1985 года служит в Театре имени Вахтангова, не изменяя этому замечательному коллективу. Снимается в кино и сериалах, не часто, но в крупных ролях: Годунов, Сталин, митрополит Алексей. Одно время был удачлив в бизнесе (держал артистические рестораны, но сейчас отошел от дел), счастлив в семейной жизни (взрослая талантливая дочь, красавица жена — писатель)…

— О какой роли мечтаете?

— Весной буду сниматься у Андрея Эшпая в экранизации одной из новелл Куприна (речь о мини-сериале «Азарт», который делается по заказу Первого канала. — Прим. авт.), в роли заводчика Кашперова… Я не мечтаю что-либо сыграть. Всегда сам кто-то приходил: «Не хотел бы ты попробовать сыграть такую-то роль?»

— Правда, что вы отказались сыграть в фильме «Мастер и Маргарита»?

— Мне предлагали, причем три роли. Естественно, не сразу, а через какое-то время: Воланда, Пилата и Мастера. Но сценарий и роль выбираешь не просто абстрактно, по степени ее интересности и значительности. И если тебе кажется, что не найдешь общий язык с режиссером, не впишешься в эту компанию, не будешь там органичен, лучше отказаться.

— Недавно вышел фильм «Роль» режиссера Константина Лопушанского, где у вас сразу две главные роли. Картина эта выдающаяся, но в прокате провалилась: при бюджете свыше 2 миллионов долларов собрала около 23 тысяч. У вас не пропало желание работать с Константином Лопушанским?

— Буду работать с большим удовольствием с Константином Сергеевичем, если такая возможность представится. Это точно. За его творчеством я давно слежу. Года три назад он меня нашел, позвонил, предложил почитать сценарий, и мы начали работать. Мне все его фильмы интересны, но больше других нравятся «Письма мертвого человека» и, конечно же, «Гадкие лебеди» по роману братьев Стругацких.

— Вы работали со многими известными мастерами, но, к счастью, нашли и своего режиссера, коим, несомненно, является Владимир Мирзоев, в чьих спектаклях и фильмах вы непременно играете.

— Конечно, наше сотрудничество случайным не назовешь… Это не значит, что я принципиально отвергаю других режиссеров, но с Мирзоевым многие проекты вынашиваем годами, никуда не торопимся, а это принципиально другой подход. Я, кстати, медленно репетирую — не всем режиссерам это нравится.

— Помнится, великий актер Михаил Ульянов вопрошал: как может актер Суханов совмещать служение искусству с ресторанным бизнесом, да еще в своем собственном театре (в то время Суханов с компаньонами владел буфетом в Театре Вахтангова. — Прим. авт.)?

— Нет, это говорил Василий Лановой, а не Ульянов. Ульянов как раз-таки был всячески за. Но сейчас эта тема уже неактуальна, нет у меня никакого ресторанного бизнеса. Просто мы с моими компаньонами перестали этим интересоваться, само собой сошло на нет.

— Максим, несколько лет назад вы замечательно играли роль Дон Жуана в спектакле «Дон Жуан и Сганарель». Интересно, а в самом себе вы находите черты Дон Жуана? Он у вас получился большим ребенком!

— В самом себе я очень много чего нахожу. И от крошки Цахес что-то найду, и от Дон Жуана… Слава богу, я открыт и могу ощущать себя кем угодно. А что касается Дон Жуана, недаром у нас в спектакле присутствует Мать, потому что она оказала на Дон Жуана сильнейшее влияние. Вполне можно говорить о большом ребенке, но не в том смысле, что он перестал развиваться, а в том, что не хочет расставаться с ощущением детства в своей взрослой жизни.

— В этом спектакле Дон Жуан не только к детским воспоминаниям обращается, но еще и блюзы поет… Вы, Максим, ведь любите петь, даже с концертами выступали!

— Мольер, блюз — все сначала было непонятно, но потом встало на свои места. В спектакле я пою, хотя это не мюзикл. Но блюзы там оправданны. Ну а что касается выпуска диска — это же серьезная работа. И репетиции, и выбор репертуара, и согласие всех, кто будет участвовать в записи… Я бы вот так, нахрапом, этим не занимался. Желание такое было всегда, но не говорил бы о музыке как о чем-то профессиональном. Скорее, это такое домашнее увлечение — под настроение, когда есть свободное время.

— Дон Жуана вы сделали большим ребенком, а Сталин в фильме «Дети Арбата» получился неожиданно человечным, даже добрым?

— Мне кажется, он не во всех сценах фильма был таким, как вы говорите. К тому же учтите, что в фильме многие сцены происходят у него дома, на даче, а там человек может быть совершенно другим. Но в целом задача была — насколько возможно уйти от стереотипов. Мне кажется, в фильме я недоиграл эту роль, и мне интересно вновь вернуться к образу Сталина (Никита Михалков пригласил именно Суханова на роль Сталина в фильм «Утомленные солнцем-2». — Прим. авт.).

— Фильм «Роль» стал для вас первой черно-белой картиной. Лопушанскому близка эстетика черно-белого кино. А вам?

— Мне очень нравится черно-белое кино, тем более когда оно мотивированно. Думаю, что в нашем случае все очень сходится, картина и должна быть черно-белой.

— Какие достойные фильмы вы посмотрели в последнее время?

— Много смотрел, и «Меланхолию», и «Шерлока Холмса», но он мне очень не понравился.

— Почему же? Такая блистательная режиссерская, актерская работа…

— Мне все время объясняют, где я должен смеяться, а я не смеюсь, где я должен удивляться, а не удивляюсь. Как-то все не в десятку, а рядом. Могу сказать, что картины, которые раньше делал Гай Ричи, мне ближе… Я люблю пересматривать старые фильмы.

— Можно назвать вас киноманом?

— Я люблю кино. «Маном», может, не надо называть, но кино я люблю.

— Как вы относитесь к качественным западным сериалам?

— У меня, во-первых, телевизора нет, да и времени, поэтому не знаю. Говорят, там есть хорошие сериалы.

Источник

Популярные статьи: