Режиссер и мыслитель Анатолий Васильев

Незамеченной прошла не так давно некруглая, но важная дата: два года назад многие были вдохновлены, узнав, что только что назначенный руководителем Департамента культуры Москвы Сергей Капков встретился с режиссером Анатолием Васильевым.

Капкова уже знали по парку Горького, многие обрадовались его назначению, но многие и насторожились. Все-таки – чужой. И в общем, за прошедшие два года много всего было разного, но сюжет с Васильевым остается этакой охранной грамотой, в этом поступке Капкова многие, я в том числе, увидели самое искреннее и благородное желание несправедливость, допущенную при прежних руководителях, как можно скорее исправить, а гения, как давно уже воспринимают в России, да и во всем театральном мире Анатолия Васильева, вернуть. И было видно – и эту операцию Капков собирался провести как блицкриг. Да и нет смысла тянуть время: Васильев немолод, ему 71 год, дай бог ему доброго здоровья, а все же есть основания поторопиться.

Итак, Васильев покинул Россию после громкого скандала с московскими властями, когда в 2006 году он был уволен с поста директора созданной им Школы драматического искусства. В 2007 году он подал заявление об уходе и с должности худрука и уехал. Начал преподавать во Франции, в Лионе, с теми своими учениками выступил в Авиньоне. Два года назад Капков рассказал, что «с Васильевым встречался два раза, первый раз самостоятельно, второй раз – вместе с Людмилой Ивановной Швецовой. Он хотел бы открыть у нас образовательное направление, это будет называться «педагогика для педагогов», и делать это он хотел бы на базе театра на Поварской». После отъезда Васильева Поварскую передали проекту «Открытая сцена». Всякий, кто там успел побывать за эти годы, приходил в смятение: как, оказывается, мало времени нужно, чтобы привести когда-то белоснежное, почти стерильное пространство в негодность. Но в этом году, вскоре после появления у «Открытой сцены» нового руководства, стало известно, что Поварскую освобождают от «непрофильных активов». Освобождают «под Васильева». Для него. Он, однако, об этом, насколько мне известно, ничего не знает.

Еще одна цитата. В октябре 2011 года Сергей Капков особо подчеркнул: «Это не он хочет вернуться,  это мы его уговариваем». И добавил, что московские власти «взяли месяц на размышления», и этот месяц истекает через 28 дней, то есть 15 ноября». С тех пор прошло два года. Васильев появляется в Москве. Его видели на Винзаводе, где вместе с Кириллом Серебренниковым он представлял книгу Ханса-Тиса Лемана «Постдраматический театр». Недавно, говорят, был на премьере Богомолова «Карамазовы» и потом поделился с режиссером своими восторгами. Мне его восторгов не понять, но Васильев, конечно, имеет право считать и говорить то, что считает нужным.

Создатель театра «Школа драматического искусства», уникального театра и лаборатории – в одном лице (и это лицо – его, Васильева), лауреат Европейской театральной премии, ставивший и в Одеоне, и в «Комеди Франсез», он, конечно (а кто еще, если не он?), не то что имеет право, заслужил его, он должен что-то делать в России. Сегодня, когда так много говорят об иссякании мастерства и ремесла, кто-то должен учить всему этому и передавать свой опыт. Тот, кто умеет. Васильев умеет. Как никто.

Васильев предложил нечто среднее, не театр и не школу, нечто, что, наверное, в некотором смысле станет продолжением его же «Школы…». Свои предложения, я знаю, он сформулировал в большом труде и в феврале передал в Департамент культуры. Может, все дело в том, что сегодня, когда по всей стране широким фронтом идет оптимизация, трудно открывать что-то новое, тем более когда не скажешь с порога – театром оно в итоге окажется или чем-то еще, ни на что не похожим? Плюс неочевидный «выхлоп». Сегодня же важно увеличивать год от года количество мероприятий, лучше на 15%,  еще лучше – на 25%. А что будет выдавать лаборатория Анатолия Васильева? Педагогические поэмы?

Но как раз за последние годы отчасти похожие сложносочиненные школы-театры появились и в Москве, и совсем уж недавно – в Северной столице. В Москве – Центр оперного пения Галины Вишневской, в Питере – новый центр «Александринский». Так что если возникнет затык с неопределенностью и неформатом – вот вам, как говорится, примеры.

Некоторое время тому назад Сергей Капков в одном журнале публично расписался в семи «своих главных ошибках и неудачах». Там есть и попытка вернуть Любимова на Таганку, и Гайд-парки в Москве, и даже такие мелочи, как неудачный перенос начала спектаклей с семи на восемь вечера и неотмена «Москвы, звенят колокола» на Ленинградском вокзале. Про Васильева – ни слова. А два года назад это было главным, для Капкова, казалось, тоже. Для Васильева. Для нас, поскольку не будет преувеличением: одно его присутствие в России меняет театральную ситуацию, восстанавливает во многом нарушенную систему координат, что в театре, где объективного в принципе не бывает много, важнее важного.

Источник

Популярные статьи: