Роберт Стуруа: я возвращаю долги театру Руставели

Постановка знаменитого режиссера Роберта Стуруа станет первой премьерой нового театрального сезона в театре Et Cetera. Это будет «Комедия ошибок» Шекспира. Накануне премьеры культурный обозреватель радио «Вести ФМ» Григорий Заславский побеседовал с режиссером.

Заславский: В студии московского театра Et Cetera мы беседуем за две недели до премьеры с режиссером Робертом Стуруа. Роберт Робертович, здравствуйте, рас вас видеть в добром здравии и в Москве.

Стуруа: Спасибо. Здравствуйте.

Заславский: Скажите, пожалуйста, вы продолжаете оставаться главным приглашенным главным режиссером московского театра Et Cetera?

Стуруа: Ну пока остаюсь. Но практически уже я номинально выполняю эту должность, потому что меня вернули в театр Руставели, после того как изгнали, и вот я заканчиваю, свои долги, как говорится, плачу этому театру, потому что он мне протянул руку помощи, и я, наверное, еще раз что-то поставлю здесь.

Заславский: Нет, ну это было бы совсем несправедливо, потому что вы совершенно замечательно и вполне регулярно сотрудничали с этим театром не будучи главным режиссером и до всех неприятных политических событий. И если вы сейчас вернетесь и перестанете сюда приезжать, то это будет как-то обидно, мы чего-то лишимся большого.

Стуруа: Ну я буду приезжать уже не как в должности главного режиссера, а как обычно приезжал до этого. Так что все будет в порядке.

Заславский: Ни в коем случае не настаивая на рекламном характере своих последующих заявлений, но мне кажется, что вам сейчас становится здесь комфортнее, потому что вернулись грузинские продукты на наши прилавки — вода минеральная, вино то же. Кстати говоря, насколько это похоже на то, что продается в Грузии, по вкусу?

Стуруа: Ну, вы знаете, эти вина дорогие немножечко, поэтому…  Я вообще люблю пить, и когда мы ходим в рестораны, мы в основном пьем крестьянские вина натуральные. Эти дорогие, мне кажется, что все-таки они не очень хорошие, на мой вкус, они как бы более стандартизированы и типа европейских. А вот грузинские вина, они более естественные, я бы сказал так, крестьянские я имею в виду.

Заславский: Скажите, как вообще сейчас в Грузии обстоят дела с тем театром, который вы на какое-то время вынужденно оставили?

Стуруа: Вы знаете, когда я вернулся в театр, вдруг оказалось, что эти полтора с лишним года, которые я отсутствовал, сейчас я не занимаюсь самовозвеличиванием, но все-таки оказалось, что уровень резко упал. Ну, спектакли мне не понравились, актерские работы. И вдруг я понял, что я, если вернусь, то просто возвращение не хотелось бы, я должен что-то предложить моим артистам, с которыми я провел столько времени, какие-то новые идеи. Но мне в это время стукнуло 75 лет, и знаете, когда 74, как-то ты не обращаешь, а когда вдруг такая круглая дата, ты вдруг понимаешь, что эта женщина с косой приближается к тебе. И я не думаю, что у меня хватило бы силы снова взять их в руки, заняться, кроме того, что ставить спектакли, еще заниматься какой-то реорганизацией, принимать еще молодых артистов. И у меня возникла такая идея, что, может быть, я покину уже сам, хотя я еще не решил это, но уже так во мне, как червь, засела эта мысль и грызет меня, что лучше как-то уйти вовремя, чем чтобы все равно меня выгнали бы, уже сами артисты.

Заславский: Но, вы знаете, в этом смысле как раз мне кажется, что в Москве даже, может быть, работать и приятнее, потому что у нас все время есть впереди вас какие-то уда более зрелые мэтры. Вот Марк Захаров выпускает спектакль, а ему все-таки уже девятый десяток. Ну я уж не говорю про Юрия Петровича Любимова. То есть все время кто-то впереди вас, кто сильно старше, кто может вас похлопать по плечу и назвать мальчиком.

Стуруа: Я согласен. Но, вы знаете, натура и природа человека, она не стандартизована. Кто-то стареет раньше, к 40 годам, я видел постаревших внутренне хотя бы людей, которые как бы прекращают какие-то искания. Но это зависит от нашего устройства.

Источник

Популярные статьи: