Сергей Урсуляк: «Не бойтесь приглашать людей талантливее вас»

Урсуляк: Я не педагог. Эта встреча — авантюра. Разница между нами только в возрасте. Вы находитесь в гораздо более выигрышном положении. Как говорил Марк Твен, лучше быть молодым щенком, чем старой райской птицей. От того, что снял некоторое количество фильмов, не стало легче и понятнее жить. Собственно говоря, на этом лекция окончена.

Студенты: Одна из ярчайших Ваших картин — «Ликвидация». Как работали над фильмом?

Урсуляк: Был интересный момент с выбором главного героя. В сценарии описан персонаж огромного роста, с зычным голосом, способный гнуть подковы. Выбор больших артистов невелик: они все на виду. Но кто-то был занят, в ком-то я сомневался. А продюсер в задушевной беседе подсказывал: может быть, герой будет не такой крупный, вдруг он похож на Машкова?..

Надо сказать, у меня есть мерзкое свойство. Считаю, что замечательно разбираюсь в артистах, и дико не люблю, когда советуют. Расцениваю это как покушение на творческую свободу. И перестаю питать всякие симпатии к этому актеру. А вообще я к Володе замечательно относился, с ним уже работал. Тем не менее совет позвать Машкова с каждым днем становился все более настойчивым и меня смущал. К тому же Володя живет в Лос-Анджелесе и вызывать его для проб как-то странно… Сопротивлялся, оттягивал момент. Уже начались сепаратные переговоры у меня за спиной. Но Машков — человек совестливый, позвонил напрямую: «Ты что, не хочешь со мной иметь дело?» Это было так неожиданно, при этом очень по-человечески. Растерялся: «Конечно, приезжай!» Потом схватился за голову: все-таки Машков — не богатырь. Но работа с Володей — огромное счастье. Мой вам совет — не бойтесь приглашать людей талантливее вас.

Студенты: С какими актерами Вы работать принципиально не станете?

Урсуляк: Не люблю хамов, равнодушных, циничных. Не выношу пьющих. Ненавижу артистов, которые ощущают себя звездами. В актере должна быть вибрирующая струна, волнение, желание услышать подсказку. Меня не смущает, если у человека не выходит с первого раза. Люблю открытых к диалогу.

При этом не провожу пробы. Я ведь сам актером был, помню мучительное ощущение: быстро делается мизансцена. И вроде ты уже на пляже, но в комнате, тебе жарко — а на самом деле просто стыдно, ты ее любишь — при этом в первый раз видишь. Жуткий киношный кошмар! Стараюсь избегать такой халтуры.

Студенты: Как Вы работаете со сценарием?

Урсуляк: Совсем недавно сотрудничал с выдающимся Володарским. Был уже написан первый вариант «Жизни и судьбы». Прочитал — ахнул. Это невозможно экранизировать: много литературы. Стал сокращать. Поехал к Эдуарду Яковлевичу с поправками. Он раздражался, возражал, но понимал: делать картину мне. И шел навстречу.

Для меня, как выяснилось, самый непродуктивный путь — писать сценарий самому. Потому что во время съемок не с чем бороться — поспорить не с кем. А когда работаешь даже с очень хорошим чужим текстом — злишься, чертыхаешься и костеришь отсутствующего на площадке автора. Часто просто от незнания, как снять.

Студенты: Расскажите про актерский костяк, с которым работаете.

Урсуляк: Что касается актрис — все просто. Мне должны нравиться женщины, которые у меня снимаются. Полину Агурееву очень люблю. Но более неподатливой актрисы сроду не встречал. Ей все время что-то «кажется». Еще книжек начиталась — беда. Привыкла жить в другой системе координат — в секте Петра Фоменко. Это закрытое безотходное производство: сами набирают, учат, играют, смотрят. Накануне съемок она еще вспомнила про гастроли длиной в полтора месяца — у меня волосы вылезли. Так что после «Долгого прощания» дал слово больше никогда ее не снимать. И Ксению Раппопорт, и Лику Нифонтову, и Аню Михалкову не засунешь абы куда в любую чушь — собой развалят. Дурацкие слова «ротом» произнести не смогут. К сожалению, мне предстоит расстаться со своим коллективом и искать других. У девушек уже приличный пробег… А история, которую собираюсь делать — совсем молодая.

Студенты: Актер не должен предлагать свои идеи?

Урсуляк: Я не сторонник актерской свободы. Но когда вижу — роль сделана, артист уже стоит на взлетной полосе, могу позволить сыграть, как он хочет. Особенно если это сложная сцена, скажем, истерика Володи Машкова по поводу гибели его друга Фимы.

Но актеры разные. Иногда входят в клинч: «Я считаю…» Боже сохрани вас спорить! Спокойно: «Давай снимем два варианта: мой и твой». Оба кадра окажутся на монтажном столе, и вы запросто выберете свой. Актеров нужно любить, жалеть, но не давать им распускаться. Это все-таки Божьи цветы. Вы же с одуванчиком не входите в сложные взаимоотношения.

Студенты: С выпускниками без опыта актерские агентства работать отказываются. Как искать работу?

Урсуляк: Сложный вопрос. Сталкиваюсь с ним ежедневно: в семье, кроме собаки, все актрисы. Дочери регулярно ездят на какие-то кошмарные кастинги. Но это как в любви: не выходишь, не выходишь замуж, а потом раз — и взяли. Не надо терять надежду. А вообще артисту все-таки нужно работать в театре. Это постоянный тренинг, к тому же на большой аудитории. Сейчас мой кастинг-директор проехал по театрам от Иркутска до Москвы. Нужны лица, не очень изможденные столичной жизнью.

Источник

Популярные статьи: