Тина Кароль: В моей жизни нет роскоши

Тина Кароль редко говорит с прессой и нечасто выходит в свет, максимально сконцентрировавшись на работе и воспитании сына. Для нашего интервью певица выбрала единственный свободный день в своем плотном графике.

В пять утра она прилетела из Англии, а в полдень уже встретилась с нами в своем офисе, чтобы поговорить и отдать последние распоряжения касательно концертного тура по украинскому Донбассу – вечером ей опять в дорогу. Мы удобно расположились в мягких белых креслах. «Тина, давай начнем нашу беседу по-английски, поговорим о погоде. Как сейчас в Британии?» «О, там солнечно и еще довольно тепло, – улыбается певица.

– Я не успела еще позавтракать, не страшно, если я перекушу во время нашей беседы?» И с этими словами Тина достает пакетик сухого завтрака – гранолу из зеленой гречки, семян льна и кураги (кстати, украинского производителя) и голубику, чем подтверждает миф о том, что артисту достаточно в день одного рисового зернышка. «Неужели это весь твой завтрак?» – удивляюсь я. – «Да, я уже давно так питаюсь и чувствую себя превосходно. Приглашаю и тебя разделить со мной скромную трапезу».

– Тина, не могу не спросить о красивой и довольно необычной фотосессии. Что послужило вдохновением? Какие образы, картины?

Картины знаменитого художника Альфонса Мухи. Он мне нравился еще со школьных времен. Как-то мы обсуждали, какой должна быть энергетика женщины, ее аура, и пришли к тому, что образ матери нетленен: он чист, но в то же время очень сексуален. Мы стали пересматривать картины Мухи и нашли в них вдохновение для создания клипа «Твої гріхи», еще одного клипа и новых песен, которые выйдут в этом году.

Также сейчас я увлечена творчеством прерафаэлитов. Они писали ранимых, чувственных, сексуальных героинь и воспевали несчастную любовь, ради которой юные создания готовы были покончить жизнь самоубийством. В наших реалиях мы не будем следовать этому, а только вдохновимся их образами (смеется).

– Есть такие произведения искусства, которыми бы ты хотела обладать?

Вселенную можно назвать произведением искусства? (Смеется). Слышать Вселенную – для меня это всегда важно. Когда ты можешь подключиться к космосу, а это не всем дано, ты черпаешь вдохновение, новые идеи.

– Как считаешь, красивым людям легче живется или нет?

Никогда не думала об этом. Сложно жить людям с ущемленным самолюбием, тем, кто тратит свое время на бесконечные размышления о том, какие они несчастные. А красивый или некрасивый человек – это не имеет значения. Конечно, есть каноны красоты, но, по сути, идеалов в современном мире уже не существует. Красив тот, кто уверен в том, что он красив.

– Кто для тебя был идеалом красоты, например, в юности? На кого равнялась?

Не было у меня никогда идеалов. Мне, наоборот, нравится нестандартная внешность, унисекс и андрогинность. Противоречивые образы. Вообще, неправильные черты лица выразительнее смотрятся в кадре.

– Тина, не секрет, что для многих ты трендсеттер. Расскажи о своем стиле то, чего не знаем мы…

Ну, вот сегодня я пришла на интервью в носках и шлепанцах, потому что у меня устали ноги. В обычной жизни я не подчеркиваю свои женские прелести и не одеваюсь с расчетом кого-то поразить. Стараюсь быть предельно скромной. Покупаю практичные вещи, а если они еще и недорогие – вообще прекрасно (улыбается). Я не брезгую покупать в масс-маркетах, по скидкам, хотя и делаю это очень редко.

Любимую вещь занашиваю практически до дыр, мои близкие даже смеются надо мной. Когда же я себе что-то покупаю новое, это все сразу замечают и комментируют: «Ну, наконец-то, Тина не пожалела и купила себе что-то». Что же касается сцены – тут совсем по-другому… Мне хватает праздника на сцене, поэтому в жизни хочется максимально слиться с окружением и оставаться неприметной.

– Неужели тебя можно встретить в киевских магазинах на сейлах?!

Нет, в Киеве на сейлы не хожу. Покупаю вещи обычно второпях: где-нибудь на гастролях забегаю в магазин и беру лосины, например, сразу всех цветов – мне их хватит на три года. Не считаю нужным тратиться на одежду. Но я не пример для подражания. Если человек работает в офисе каждый день, ему, конечно, нужен праздник. Если хочется что-то нарядное, нужно купить, пусть эта вещь вас радует.

– На что тогда с удовольствием тратишь деньги?

На то, что дарит эмоции. Человек все равно покупает эмоции. Кстати, если артист не дает эмоций, он вряд ли успешен.

– Покупаешь себе полет на воздушном шаре, что ли?

Это обо мне, точно. Все, что связано с искусством и драйвом. Мои эмоции – это путешествия. Вот недавно я побывала на маяке, на границе Британии и Ирландии, где нулевой меридиан. Я четко ощутила, что там начало энергии Земли. Для меня было важно оказаться в этом месте, почувствовать сбивающий с ног ветер, силу водной стихии. На маяке есть и гостиница, я там пару дней пожила – невероятные эмоции!

А еще для меня пойти на спектакль или на концерт – это тоже эмоции, но я быстро устаю. Мне часто сразу все становится понятно, и я начинаю скучать. Меня может зацепить только искренняя игра актера, я часто плачу в кино. Кстати, люблю в кино ходить на ночные сеансы.

– Нынешним летом папарацци сфотографировали тебя на киевском концерте Muse. Не страшно посещать такие масштабные мероприятия, где большое скопление людей?

Нет, я люблю людей. Я на стадионе нашла уединенное место, где меня было сложно найти. Я пришла со своими музыкантами. Мы хотели посмотреть, как у группы от песни к песне меняется аудиодизайн и визуальный ряд.

– Что тебя в жизни вдохновляет?

Все, что угодно: беседа с интересным человеком, архитектура, путешествия, научные открытия. Французы, например, уже научились телепортировать малые частицы – все, будущее наступило (смеется).

– У тебя есть время читать, что происходит в мире?

А я научилась делать несколько дел сразу. Мне сложно абстрагироваться от всего и заняться чем-то одним. Вот сейчас я с тобой разговариваю и одновременно по телефону отдаю последние распоряжения относительно концертов по украинскому Донбассу – завтра мы туда отправляемся.

– Тебя не утомляет вся эта суета? Были мысли поставить творческую жизнь на паузу и на полгода уехать туда, где тебя никто не знает? Например, в Англию, где сейчас учится Веня, и просто побыть мамой – отводить его в школу, забирать, гулять…

Я думаю, меня хватит дня на четыре (смеется). Но, вообще, конечно же, хотелось бы просто спокойно пожить, наполниться, вдохновиться. Мечтаю поехать в Новую Зеландию, в Африку на сафари. Но такие путешествия нужно планировать на месяц, не меньше. Пока я не могу себе такого позволить – подожду, когда стану бабушкой (смеется). А пока у меня есть огромный коллектив, у всех семьи, дети. Я не могу их оставить на длительное время без работы. Тина Кароль – это большая компания. Я несу ответственность за их судьбы.

Невзирая на кризисы в стране, колебания курса доллара, моего внутреннего состояния и моих желаний, у меня есть правило работодателя – ни в коем случае не подвести людей. Я себе во всем откажу, но моя команда должна быть уверена в завтрашнем дне. У моих музыкантов не может быть стрессов. И даже когда другие артисты начали ныть, что стало меньше концертов, война, я придумала такую бизнес-модель для своего коллектива, чтобы мы играли концерты, зарабатывали и радовались жизни.

Помню, кризис 2008 года, когда мне пришлось взять взаймы, чтобы рассчитаться с коллективом. Какая-то гиперответственность за свою команду. Я по-другому не могу. Надо уметь ориентироваться в современном рынке, нельзя жить прошлым: сегодня актуально одно, завтра – совершенно другое. Надо уметь вести людей за собой, сплотить их и беречь. Конечно, незаменимых нет, но есть те, которых сложно заменить (улыбается).

– Как часто меняются люди в твоей команде?

Нечасто. Есть люди, которые со мной уже 10 лет, другие по пять–шесть. Причем со мной сложно. Объясню почему: нужно уметь ориентироваться в сегодняшних запросах общества. Мои музыканты все классно умеют играть, но сегодня я перед ними поставила совершенно другую задачу. Я их мучаю до тех пор, пока они не заиграют так, как нужно мне (смеется). Зато со мной интересно, есть трансформация образа, я не стою на месте. Всегда быть в образе, который ты нашел для себя в 18 лет, невозможно. Энергия девушки, женщины меняется.

– Всего месяц назад страна с удивлением узнала, что твой сын учится в Англии. Как пришла идея отдать Веню в британскую школу?

Это связано с несколькими факторами. Я не говорю, что украинское образование хуже британского, у нас замечательные учителя, совершенно чудесные гимназии, университеты, и я верю в Украину. Львиная доля моего решения связана с тем, что Веня растет без отца, и с тем, что он мой сын. Я не хочу, чтобы на него смотрели кто с презрением, кто слишком снисходительно, не хочу, чтобы его дразнили в школе, чтобы дети тыкали ему в лицо новости из газет. И не хочу, чтобы он чувствовал себя звездным мальчиком, поэтому приняла такое решение.

– Были уже такие прецеденты в детском саду?

Конечно. Сейчас он развивается как обычный человек из социума, а не через призму мамы. Школа находится в зеленой зоне Великобритании, довольно далеко от Лондона. Там прекрасная экология, на полях пасутся овечки, а фермеры продают экологически чистые продукты. Веня живет в небольшой деревне, где есть частная школа.

– Кто тебе ее порекомендовал?

Я сама нашла эту школу, никто мне ее не рекомендовал. Для человека умного нет ничего невозможного. Это было желание Вени, я его спросила, хочет ли он там учиться, и он согласился. Если бы он отказался, никто никого не стал бы заставлять. Я всегда опираюсь на его мнение и желания. Несмотря на то что он маленький мальчик, он вразумительно объясняет, что ему нравится, а что нет, хочет он там быть или нет. И я его слушаю. Все должны быть довольны и счастливы (улыбается).

– Не было вопросов: «Мам, зачем так далеко меня отправлять от друзей, любимых игрушек, от своего дома
с кроваткой?»

Это недалеко. Вот он побыл там шесть недель и приезжает домой на три недели на каникулы. В этой школе гибкая система учебного процесса.

– Кто за ним там смотрит, английская няня?

Он живет в Великобритании в украинской семье, у Романа и Надежды Сурмы. Веня посещает там украинский центр, танцует гопак, поет украинские песни, ходит в церковь.

– Какие сейчас у Вени интересы, кроме школы?

Он недавно занялся фехтованием. Это было его личным желанием. Я никогда не указываю Вене, что ему нужно или на какие кружки ходить – это неприемлемо. Он смотрел Олимпиаду, болел за Украину и больше всего его поразили наши фехтовальщицы. Именно тогда он захотел пойти на фехтование. В то же время он ходит на барабаны, пианино, еще успевает играть в футбол, хоккей на траве.

– Вене передался мамин вокальный талант?

Да, он хорошо чувствует ритм, интонирует. О том, как он поет, еще рано говорить, и я бы не заостряла на этом внимание. Любит публику – это однозначно. Ему совсем скоро, в ноябре, исполнится восемь лет, он по гороскопу Скорпион.

– Как отреагировали бабушки и дедушка, когда ты сказала, что Веня будет учиться в Англии?

Я поставила их перед фактом. Мы давно завели правило: я с ними редко советуюсь, потому что все равно сделаю так, как считаю нужным. Мои родители, конечно, были в шоке сначала, но им ничего не оставалось, как принять мое решение. Сейчас они даже рады этому, потому что увидели результат. Они увидели молодого человека, который умеет сам завязывать галстук в школу, который ест, пользуясь ножом и вилкой, он грамотный, вежливый, не знает плохих слов, он счастливый и улыбчивый.

– Какие у тебя сейчас отношения с родителями? По каким вопросам ты обращаешься к ним за советом?

В слове родители есть корень «родить» – это его основное значение. Родить, накормить, взрастить, выучить. Собственно, люди приходят в этот мир и уходят из него в одиночестве. Я ценю родителей, люблю их, но свою жизнь, себя и свое будущее я строю самостоятельно.

– Часто бывает, что в 18 лет мы не хотим слушать советы мам, в 25 начинаем прислушиваться, а в 30 мамы становятся нашими лучшими подругами. Кстати, ты мамина или папина дочка?

Я просто дочка.

– 58-летняя Шерон Стоун говорит, что до сих пор каждый день звонит маме. Ваши отношения с мамой претерпевали изменения?

Конечно, когда родители старенькие, за них нужно волноваться и беречь их. Нужно обязательно поддерживать традицию встречаться всем вместе на Рождество, Пасху, хотя бы в такие большие праздники, что бы там ни было. Семейные традиции – это здорово. Мы, например, собираемся за одним столом на Рождество и на Пасху. Берем Вениного крестного отца Варлама после того, как он отслужит службу в Лавре, и трапезничаем в келье.

– Раз уж мы затронули церковные праздники, не могу не спросить, что заставило тебя поменять иудаизм на православие?

Да, действительно во мне есть иудейская кровь. Это был мой внутренний выбор. Я с детства ходила в синагогу, умею молиться на иврите. Так получилось, что и Веня и я ходим в православную церковь. Для меня все равно, в каком храме общаться с Богом. Главное, что ты это делаешь. Каждый вечер и утро я читаю молитвы. В принципе, я думаю, что они на всех языках мира звучат одинаково.

– Чего тебе не хватало в иудаизме, ради чего ты перешла в православие?

Мы венчались с мужем, крестили Веню в православном храме – мы живем в христианском обществе.

– Твоя новая песня называется «Твоï грiхи». Какой грех тебе тяжелее всего простить?

Самый страшный грех – уныние. Это все вместе – и гордыня, и гнев, и отчаяние. Особенно для женщины, особенно для вдовы.

– Ты бы хотела, чтобы мир о тебе чего-то не знал?

А он и не знает обо мне очень многое. Я думала когда-то об этом, пыталась разобраться, стоит ли мне стыдиться своих прошлых поступков? Все отматывала, отматывала воспоминания и поняла, что благодарна родителям: они научили меня так себя вести и так поступать, чтобы завтра не было стыдно. Сегодня, чтобы не было чувства вины, я стараюсь совершать свои поступки с холодной головой и думать наперед, как они будут расценены. Не стоит спешить, нельзя рубить сплеча. Ох, сколько раз я сама могла поступить под действием эмоций! Но я выдыхаю, и вот тут срабатывает что-то из еврейского (улыбается).

– Ты часто обижаешь людей?

Я никого не обижаю, я только говорю правду. И никогда не вру. Разве можно обижаться на правду? Какая бы она ни была, лучше ее сказать.

– А тебе самой нужна правда? Ты просишь своих друзей, близких говорить правду в лицо?

Среди моих близких только те люди, которые говорят правду. Между нами не существует игр. Я прекрасно отношусь к критике, если она по существу, а не так: мне это нравится или не нравится. Нужно уметь обосновать, почему не нравится. Говорить неправду или мне подыгрывать нет смысла.

– Ты чувствуешь, когда тебе подыгрывают или льстят?

У меня нет в окружении людей, которые бы мне подыгрывали. Я в принципе изолирована в общении.

– Кто твои друзья?

Их крайне мало. Вот Паша мой друг (Павел Орлов, менеджер певицы. – Прим. ред.), но и ему я не буду рассказывать всего. Зачем, чтобы он видел меня ранимой, несчастной, грустной? Пусть видит меня красивой, счастливой.

– Должен же быть хотя бы один человек в твоем окружении, которому бы ты могла рассказать все, когда тебе действительно плохо?

Мой муж. До сих пор я ему рассказываю все, что у меня на душе. Он для меня есть и будет моим главным учителем и моей самой заветной мечтой. Я до сих пор слышу его. (Муж певицы Евгений Огир умер от рака в 2014 году. – Прим. ред.)

Все подружки из детства остались в детстве. Время показало, что мы слишком разные и живем разной жизнью. Нельзя детскую модель дружбы перенести во взрослую жизнь. Все равно находятся какие-то камни преткновения. В этом случае я просто исчезаю, для того чтобы оставить у себя в памяти то прекрасное, что было тогда у нас в детстве. Человек не виноват, он просто вырос.

– Какими качествами должен обладать человек, чтобы стать твоим другом?

Ты мой друг. Ты мне желаешь зла? Нет? Значит, ты мой друг. Я не понимаю, что такое друг, это что – тайный дневник? Например, водитель – мой друг, мы очень много времени проводим вместе в машине. Кстати, он один из первых слушает мои новые песни. Я всегда у него спрашиваю: нравится ему или нет? Я со всеми дружу: и на «Голосі країни» и в нашем шоу-бизнесе со всеми артистами, а вот они со мной… Но это уже другая история (смеется).

Нужно научиться принимать людей такими, какие они есть. Это очень большой труд. Я посвятила много времени тому, чтобы смиренно принять грубейшие ошибки, грубейшие фразы. Кстати, христианство учит смирению – это ответ на твой вопрос, почему я перешла в православие. Православие учит смирению. Наверное, преодолевать трудности (ведь все на моих плечах) научило меня именно христианство.

– Назови простые вещи, которые приносят тебе радость в жизни?

Обожаю монотонность. Честно! Вот эти сухие завтраки я уже месяц ем, и мне не надоедает. У меня есть сад из роз, я ими занимаюсь, я их люблю, и они меня радуют. Каждое утро я срезаю себе розу и беру с собой в машину. Меня радует мой огород, в котором растут малина, земляника, огурцы, помидоры. Кстати, я угощу тебя зимним яблоком – оно выросло на моем дереве впервые, сегодня я его с собой взяла. Держи.

До этого у меня был первый летний урожай персиков. Меня радует чистый воздух – я живу за городом, там такие звезды на небе! Меня радует, как из своих вещей вырастает Веня. Я храню его маленькие костюмчики, иногда достаю их, что-то вспоминаю. Недавно сын рассмешил меня фразой, сказав на английском: «Я мистер президент, и знаю все» (смеется).

– Твое отношение к роскоши?

В моей жизни ее нет. Тина и роскошь – это не синонимы. Но я принимаю комплименты, когда слышу в свой адрес: «Тина роскошная» (смеется).

– Какая твоя мантра?

Сдаться ты всегда успеешь.

– Сложно быть всегда в центре внимания?

Я об этом никогда не думаю.

– Что нужно, чтобы артисту не потерять связь с реальностью?

Чтобы артисту не заболеть звездной болезнью, не оторваться от земли и не улететь в космос и не вознестись над миром, нужно обладать интеллектом. Читать и молиться.

МинПром

Популярные статьи: