В Губернском театре Сергея Безрукова солирует Дмитрий Дюжев

«Нашла коса на камень» по мотивам Островского — первая режиссерская премьера Сергея Безрукова в Областном театре в Кузьминках, который он возглавил в марте прошлого года. И она полностью оправдывает его новое название — Губернский. Еще до спектакля вам намекают, что здесь, на окраине Москвы, время течет как-то иначе: в фойе стоят полосатые верстовые столбы с указателями и идет бойкая торговля павлопосадскими платками, лаковыми шкатулками и сувенирами из Гжели. 

Такая обстановка должна, с одной стороны, окунуть зрителя в эпоху Островского, а с другой — настроить на лейтмотив спектакля: товарно-денежные отношения. Художник Эдуард Гизатуллин завесил всю сцену огромными постерами со старинными акциями и облигациями и даже вместо портрета государя здесь в какой-то момент с колосников спускается гигантская банкнота.

Лежащая в основе спектакля пьеса «Бешеные деньги» сегодня звучит вполне актуально — тут бесконечно говорят о кредитах, бюджетах, банкротстве и коррупции. Привыкшая к красивой жизни молодая светская львица Лидия Чебоксарова, оставшись без денег, срочно ищет себе жениха побогаче, но у местных московских вертопрахов состояния промотаны, остается надежда лишь на провинциального увальня и чудака Савву Василькова, у которого, говорят, есть золотые прииски, а главное — деловая хватка и умение не выходить из бюджета.

Но Сергей Безруков не стал искать в пьесе современных параллелей и — боже упаси — какой-то злободневности. Он поставил вполне классического и даже намеренно старомодного Островского — с самоварами, цыганами, деревянными лошадками и пышными платьями. Единственная вольность, которую себе позволил режиссер, — в сюжет «Бешеных денег» он вмонтировал несколько эпизодов из «Бесприданницы» — их перед публикой разыгрывает Сашенька Негина из «Талантов и поклонников».

Смешивая разные пьесы, Безруков как бы тонко намекает на возможную плачевную судьбу Чебоксаровой, не встреться ей на пути такой вот благородный Савва, и одновременно пытается усилить мелодраматическую линию спектакля. Народный артист хорошо знает вкусы своего народа: публика, хоть и аплодирует обращенным прямо в зал словам Василькова «Ну сколько можно воровать-то?», всё равно, как Нина Заречная, считает, что «в пьесе обязательно должна быть любовь» и, добавим, хеппи-энд с голливудским поцелуем.

Но главный подарок зрителям — это участие популярных артистов кино и сериалов: Антона Хабарова, Карины Андоленко и, конечно, Дмитрия Дюжева. Интересно, что в последней заметной постановке «Бешеных денег», которая принадлежала Роману Козаку, роль предпринимателя нового поколения Саввы Василькова исполнял другой медийный артист — Иван Ургант. Он был действительно пришлой, залетной птицей в компании опытных драматических актеров и даже передвигался с помощью какого-то диковинного пропеллера.

Дюжев демонстрирует «инаковость» своего героя проще: старательно изображает провинциала с вологодским выговором на «о», который поначалу тушуется в присутствии блестящих дам и острых на язык господ. Но при этом всё равно, хоть убей, выглядит не как «понаехавший» в столице, а как англичанин в Урюпинске — лоск кинозвезды и счастливая уверенность в любви публики не дают ему перевоплотиться в неловкого «тунгуса» и «эфиопа», как в шутку аттестуют Василькова московские снобы. Во втором акте образ разбогатевшего барина, хозяина положения, дается Дюжеву куда легче и естественнее.

Но в целом Сергей Безруков попал в точку. Не омраченный современными концепциями, очень смешной и в то же время поставленный на достойном уровне Островский с участием звезд — это то что нужно сегодня зрителям Кузьминок и окрестностей. По крайней мере, он сумел собрать тысячный зал. Интересно, как воспримет публика следующую премьеру театра: постановку Сергея Пускепалиса по философской притче Алексея Слаповского «Первое второе пришествие», где ни медийных лиц, ни цыган уже не будет.

Источник

Популярные статьи: